Умер Альберто Сандретти, друг русского искусства

Весть о смерти итальянского коллекционера (он скончался в Милане в возрасте 86 лет) опечалила очень многих в российском арт-сообществе: он не просто долгие годы покупал русское искусство, но был настоящим другом многим художникам

Умер Альберто Сандретти, друг русского искусства

Альберто Сандретти. Фото: Юрий Аввакумов

В 2007 году Альберто Сандретти был удостоен российской государственной премии «Инновация» за «поддержку современного искусства», а десятилетием раньше на его доме в Венеции можно было видеть табличку «почетный консул России в Италии». Такое звание он заслужил за труды по сохранению и реставрации павильона России на Венецианской биеннале, в постсоветское время оказавшегося никому не нужным. Многие помнят, как в саду у Альберто Сандретти проходили во время открытия биеннале самые душевные русские вечеринки, на которые набивалась уйма народа; в этом же саду был даже открыт памятник Петровичу, герою карикатуриста Андрея Бильжо. Назвать себя другом Альберто могли бы очень многие и очень разные художники: в его коллекции соседствуют такие эстетические противоположности, как одиозные советские плакаты (особо он ценил Виктора Иванова) и лагерные рисунки Бориса Свешникова, скульптуры Георгия Франгуляна и эпатажные картины Авдея Тер-Оганьяна.

Альберто Сандретти попал в СССР в 1956 году, он приехал учиться в МГУ в самом начале оттепели. По его рассказам, в чемодане у него лежали две репродукции импрессионистов. Ему нравились соцреалисты, он мечтал купить работу Дейнеки, но советский арт-истеблишмент не очень жаловал иностранцев. Зато Сандретти сблизился с «подпольными» художниками — Владимиром Немухиным, Оскаром Рабиным, Эдуардом Штейнбергом — и стал покупать их работы. Позднее, в 1970-е, он способствовал организации первых выставок советского неофициального искусства в Италии и, в частности, знаменитой выставки в рамках Венецианской биеннале — «альтернативного павильона России» в 1978 году.

Альберто Сандретти, по его словам, представлял в СССР «итальянские технологии». В частности, он имел непосредственное отношение к одному из грандиозных и успешных проектов международного сотрудничества — созданию автомобильного завода в Тольятти. Он всегда гордился, что помог появлению самого демократичного советского автомобиля — «Жигулей».

«Для меня началом собирательства стало то, что я покупал работы тех художников, с которыми мог познакомиться лично, которые стали моими друзьями, с которыми мы подолгу говорили о жизни и искусстве, — рассказывал он в интервью, опубликованном в каталоге его коллекции. — Это очень важно: это помогает мне смотреть на картину как на образ мыслей и чувств конкретного, близкого мне человека». В 2007 году в музее современного искусства MART в городе Роверето на севере Италии состоялась выставка «Arte contro. Русское искусство второй половины XX века из коллекции Альберто Сандретти», подготовленная куратором и искусствоведом Александрой Обуховой. Сто восемьдесят работ были дайджестом, одной десятой обширной коллекции, включающей в себя разнообразные артефакты, вплоть до сувениров к Олимпиаде-80 и советских значков. Возможно, самым интересным и важным оказалось то, что демократизм коллекционера позволил ему широко смотреть на то, что происходило в советском искусстве, и замечать те фигуры и явления, которые не попадали ни в лагерь официоза, ни к нонконформистам. Так, например, у Альберто Сандретти появилось прекрасное собрание работ графика Юлия Перевезенцева.

В одном из поздних интервью Сандретти говорил, что мечтал бы, чтобы на базе его коллекции был создан центр по изучению русского искусства. Будем надеяться, что эта его мечта осуществится.

Источник