«Старые мастерицы» в музеях России

К 8 Марта мы решили рассказать о художницах-иностранках XVII–XVIII веков, чьи картины хранятся в российских музеях

На дворе сезон эмансипации. Историки искусства занимаются переатрибуцией работ, прежде считавшихся мужскими. Лондонская Галерея Тейт объявила о планах на пять крупных персональных выставок известных художниц. На Sotheby’s с триумфом проходят торги с новыми рекордами на картины, написанные женщинами. Венский Бельведер устроил выставку художниц, пострадавших от нацизма. В Государственном музее изобразительных искусств им. А.С.Пушкина обещают в 2020 году показать большую феминистическую выставку, одной из героинь которой станет Артемизия Джентилески. Вообще России все завидуют из-за многочисленности и таланта наших «амазонок авангарда». Но к 8 Марта мы решили вспомнить художниц-иностранок XVII–XVIII веков, чьими картинами владеют наши музеи.

Элизабетта Сирани

«Старые мастерицы» в музеях России

Элизабетта Сирани. «Амур-победитель». Фото: Государственный Эрмитаж

Государственный Эрмитаж

Увы, самой Джентилески в наших собраниях не имеется, но не пропустите полотна ее младшей современницы Элизабетты Сирани — видной представительницы болонской школы. Ее отец-художник был учеником Гвидо Рени, чье влияние видно и в творчестве дочери. Когда больной отец был вынужден бросить рисовать, Элизабетта сама возглавила семейную живописную мастерскую, где вместе с ней трудились две ее сестры. Позже, в 1660 году, она открыла школу живописи для женщин и оказалась одной из считаных художниц, принятых в римскую Академию святого Луки.

Джулия Лама

«Старые мастерицы» в музеях России

Джулия Лама. «Голова апостола». Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

ГМИИ им. А.С.Пушкина

Венецианская художница XVIII века, учившаяся у своего отца, была не очень известна при жизни. Вдобавок ее критиковали за излишнюю грубость и экспрессию живописи, неприличных для дамы эпохи рококо. В ХХ веке, наоборот, она привлекла внимание искусствоведов, которым пришлось проделать большую работу, чтобы вычленить ее наследие среди картин, приписывавшихся Джованни Баттиста Тьеполо и его тезке Джованни Баттиста Пьяццетте (комплимент для любого художника). Примечательная черта ее наследия — множество полуобнаженных мужских тел, что в женском творчестве не одобрялось. Ламу оправдывала тема — это были каноничные религиозные полотна с изображением Христа и мучеников.

Элизабет Виже-Лебрен

«Старые мастерицы» в музеях России

Элизабет Виже-Лебрен. «Портрет князя Ивана Ивановича Барятинского». Фото: Государственная Третьяковская галерея

Государственный Эрмитаж, загородные дворцы Петербурга, ГМИИ им. А.С.Пушкина, Государственная Третьяковская галерея

Художница, картина которой побила рекорд на «женских торгах» Sotheby’s этого года, в России хорошо известна. На рубеже XVIII–XIX веков она провела здесь несколько лет, спасаясь от Великой Французской революции и портретируя императорскую семью и аристократов. В Эрмитаже и ГМИИ есть по десятку ее работ, можно изучить ее манеру и в некоторых других музеях. Ретроспектива художницы в 2016 году прошла в парижском Гран-пале и нью-йоркском Метрополитен-музее, а вот России, вероятно, ждать ее еще долго, несмотря на то что материала для подобной экспозиции у нас предостаточно. Пока же на выставке «Аристократический портрет» в Государственном историческом музее можно посмотреть на высококачественные копии по оригиналу Виже-Лебрен несохранившихся портретов графов Салтыковых.

Маргерит Жерар

«Старые мастерицы» в музеях России

Маргерит Жерар. «Материнство». Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

ГМИИ им. А.С.Пушкина

Современница Виже-Лебрен, о которой сегодня вспоминают еще реже, а зря. Ученица Жана Оноре Фрагонара (он был женат на ее старшей сестре), она писала не только портреты, но и более сложные композиционно жанровые сцены. Первое время ей приходилось продавать свои работы под соусом “sous les yeux de Fragonard” — «сделано под присмотром Фрагонара», чтобы искупить тот факт, что автор — женщина. Позже Жерар все-таки удалось выйти из тени учителя. Она стала одной из первых художниц, заслуживших во Франции славу, и одной из первых, кто стал выставляться на Салоне, когда после революции это разрешили делать женщинам. Жерар было к тому времени 38 лет. В последующие годы она смогла получить там целых три медали — и для мужчины это было сложно.

Аделаида Лабиль-Гиар

«Старые мастерицы» в музеях России

Аделаида Лабиль-Гиар. «Женский портрет». Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

ГМИИ им. А.С.Пушкина

Еще одна француженка XVIII века, причем как раз на ее личность стоило бы обратить особое внимание исследователям эмансипации в искусстве. Портреты Лабиль-Гиар имели такой успех, что в 1783 году ее приняли в Королевскую академию художеств (по уставу, там могло числиться не более четырех женщин одновременно). Это вызвало скандал: недоброжелатели распространили памфлет о том, что она вместо своих картин представила работы учителя Франсуа-Андре Венсана («женщина же физически не может так хорошо рисовать»!), а также что она весьма развратна («ведь она в разводе!»). Столкнувшись с подобной мужской агрессией, Лабиль-Гиар основала первую парижскую женскую школу живописи. Во время Великой Французской революции она остается на родине и заставляет академиков признать права художниц. Увы, когда революция заканчивается, эти правила отменяют (равно как и законы о разводе, появившиеся в те годы). Наконец, Лабиль-Гиар становится первой женщиной, которой разрешили иметь собственную мастерскую в здании Лувра.

Ангелика Кауфман

«Старые мастерицы» в музеях России

Ангелика Кауфман. «Вергилий читает „Энеиду“ Октавии и Августу». Фото: Государственный Эрмитаж 

Государственный Эрмитаж

Австрийская художница Ангелика Кауфман, дружившая с Винкельманом и Гете, была весьма популярна в эпоху классицизма. Пятнадцать лет, во второй трети XVIII века, она проработала в Англии, где стала единственной женщиной, принятой в члены Королевской академии художеств. Англичане-художники злобно рисовали ее в голом виде на карикатурах и пускали слухи о ее развратной связи с пожилым Джошуа Рейнолдсом. Кауфман удалось утвердить себя в жанре, обычно для женщин недоступном, — многофигурной исторической (мифологической, религиозной) живописи. Как правило, художницам разрешали работать только в жанрах попроще: портрет, натюрморт, бытовые сценки. Последние годы она провела с итальянским мужем, тоже художником, в Риме. Хоронила ее вся Академия святого Луки, в прощальной процессии несли ее лучшие картины.

Розальба Каррьера

«Старые мастерицы» в музеях России

Розальба Каррьера. «Диана». Фото: Государственный Эрмитаж

Государственный Эрмитаж

Наряду с Джованни Баттиста Тьеполо она считается одним из главных представителей венецианского рококо. Игривая манера Каррьеры была популярна при всех королевских дворах Европы, тем более что сама художница активно путешествовала, способствуя росту своей славы. Любопытная деталь: огромная производительность Каррьеры стала возможна благодаря тому, что ей активно помогали рисовать обе ее сестры (о чем заказчикам, конечно, не рассказывали). В отличие от Кауфман, художница специализировалась именно на социально одобряемом жанре — портрете, причем портретных миниатюрах на фарфоре и слоновой кости. Что может быть нежнее? К старости Розальба Каррьера начала терять зрение. Операции по удалению катаракты оказались неудачными, и она полностью ослепла.

Источник