Старые деньги и новые вкусы

Ярмарка BRAFA открылась в Брюсселе в 64-й раз. Она ухитряется оставаться по-старому европейской и быть актуальной

Старые деньги и новые вкусы

Ярмарка BRAFA проходит в Брюсселе в 64-й раз. Фото: Fabrice Debatty

Старые деньги и новые вкусы

Ярмарка BRAFA проходит в Брюсселе в 64-й раз. Фото: Fabrice Debatty

Старые деньги и новые вкусы

Филипп Гелюк. «Кот». Huberty & Breyne Gallery. Фото: Татьяна Маркина

Старые деньги и новые вкусы

Стенд Steinitz Gallery. Фото: Fabrice Debatty

Старые деньги и новые вкусы

Гилберт и Джордж. Фото: Fabrice Debatty

Старые деньги и новые вкусы

Африканские гребни. Didier Claes Gallery. Фото: Fabrice Debatty

Старые деньги и новые вкусы

Вазы «Украинское восстание». Триптих. Конец 1970-х. Стеклозавод «Неман», Белорусская ССР. Фото: Галерея «Эритаж»

Старые деньги и новые вкусы

Cтол с ножками из прикладов винтовок. 1920—1930 гг. СССР. Фото: Галерея «Эритаж»

Старые деньги и новые вкусы

Анатомическая модель беременной женщины. Галерея Finch&Co. Фото: Татьяна Маркина

Старые деньги и новые вкусы

Корсет Фриды Кало. Галерея Sofie Van de Velde. Фото: Татьяна Маркина

Ярмарка искусства BRAFA представляет в нынешнем году 133 галереи из 16 стран, включая одну из России. Ярмарка проходит в 64-й раз. Быть такой старой — тяжелое бремя. Трудно представить себе, сколько кризисов, смен политического курса, закрытий антикварных галерей и гибели коллекционерских династий она пережила. Сейчас это большая и высококачественная ярмарка в основном старого искусства и антикварных предметов. Президент BRAFA Харольд т’Кинт де Роденбеке называет концепцией мероприятия «выверенное сочетание традиций и инноваций» — и все равно кажется, что в пятерку тяжеловесов рынка старого искусства BRAFA вошла будто случайно, без усилий. Тут никто не борется за участие больших ювелирных брендов, которые, как считают, например, в Париже, должны привлекать на ярмарку искусства дополнительных покупателей, в частности из Азии. Не видно и американцев — ни продавцов, ни посетителей, а ведь в том же Париже уверены, что они основа арт-рынка. 

Сравнения с Парижем не избежать: La Biennale Paris (Парижская биеннале, бывшая Биеннале антикваров), которая проходит сейчас ежегодно в сентябре, — главный конкурент бельгийской BRAFA. Но брюссельская ярмарка нашла собственный путь, превратив все возможные минусы в плюсы. Она осталась внутренней, европейской (в качестве свежей крови тут ждут разве что британские галереи и покупателей) — ныне это обещает ощущение комфорта и объяснимые цены. Парадный ужин для самых дорогих приглашенных демонстрирует все достижения бельгийской кухни, но проходит без невероятного пафоса, свойственного Парижу. Предметы африканского искусства, центр торговли которыми уже минимум столетие находится в Брюсселе, преподносятся тут как драгоценности и с пиететом — но без того драматизма, который их окружает во Франции, президент которой уже пообещал вернуть все искусство Африки на родину (хотя не продумал пока пути такого возвращения). Не заметно никакой погони за художественной модой (когда работы с громких выставок прямиком отправляются на продажу). В Бельгии сейчас идут годы старых фламандских мастеров, в центре внимания (как и последние четыре столетия) — художники семьи Брейгелей, и на ярмарке работы мастеров из этой династии стоят больше миллиона евро. Но не потому, что кругом открываются выставки в честь великих фламандцев, а потому, что эти художники считаются национальным достоянием. Как и работы сюрреалистов («Балкон» Поля Дельво в галерее Stern Pissarro оценен не менее чем в €3 млн). Или комиксы — и не только Эрже, «отца» Тинтина, но и художников следующего за ним поколения. Например, Филиппа Гелюка, персонаж которого Кот не чужд искусству. В галерее Huberty & Breyne продается объект, пародирующий фокус Бэнкси с разрезанным рисунком: картинка с Котом и надписью «Не делается ли искусство слишком коммерческим?» после нажатия кнопки съезжает вниз, распадаясь на ленточки, а потом невредимой возвращается на место. Работа продается за €60 тыс. (вместе с пультом дистанционного управления и технической гарантией), есть тиражный вариант подешевле — 40 копий по €2,9 тыс. каждая. 

Среди самых дорогих предметов на ярмарке — гипсовый корсет Фриды Кало с серпом, молотом и неродившимся младенцем (€2 млн, галерея Sofie Van de Velde); его владелец, американский бельгиец, собирается еще покапризничать, выбирая достойного преемника. А в галерее Steinitz продают удивительное русское искусство — 11 шитых бисером декоративных пилястр, сделанных на мозаичной фабрике Михаила Ломоносова. Получившие их из частной французской коллекции, специалисты галереи смогли идентифицировать необычные декоративные детали только несколько лет назад после выставки бисерного шитья в Эрмитаже. Вышивки посвящены временам года, странам света и стихиям, персонажам комедии дель арте и сохранили сияющие оттенки стеклянного бисера разного размера и форм. Комплекс из 11 пилястр высотой не меньше 4 м продается за €2,85 млн.

Интересно, что на BRAFA галереи разных специализаций перемешаны друг с другом, а не разделены на блоки «старых мастеров», «модернизма», «мебели и дизайна» и так далее, как, например, на нидерландской ярмарке TEFAF. При этом большинство галерей и у себя на стенде показывают смесь из старого и современного искусства (хотя есть, конечно, и исключения). Много предметов и скульптуры: столик Диего Джакометти с лягушками стоит €490 тыс. (галерея Mathivet), маленькое полотно Дэмиена Херста, на которое влезло всего два цветных кружочка, — €165 тыс. (галерея von Vertes), мелкие древнеегипетские скарабеи и античные сосуды у Phoenix — от €10 тыс. до €25 тыс. Очевидно популярно направление кабинетных редкостей, позволяющее сочетать все со всем и собирать не крупные и не особенно дорогие, но уникальные предметы. Среди резных и серебряных орехов и курительных трубок, миниатюры, коробочек тысячи назначений попадаются вещицы невероятные. Такие как анатомическая модель беременной женщины из слоновой кости длиной с ладонь, с поднимающимися руками и открывающимся животом — кажется, часть внутренностей растерялась с XVII века, но младенец размером с ноготок на месте (€37,5 тыс., галерея Finch & Co). 

На ярмарке очень много галерей дизайна, которые показывают и отдельные предметы, и целые интерьеры, собранные в разных стилях ХХ века. В таком контексте решение Кристины Краснянской, владелицы единственного русского участника ярмарки, галереи «Эритаж», привезти предметы советского дизайна 1920–1970-х годов выглядит совершенно правильным. На стенде галереи внимание сразу привлекают стол с ножками из прикладов винтовок, ковер «Ленин и Нариманов», трибуна со звездами и серпами-молотами, сделанная для детского трудового лагеря Леноблоно (Ленинградский областной отдел народного образования). 

Важной составляющей бельгийского арт-рынка всегда было африканское искусство. Сейчас в Бельгии болезненно переживается проблема искупления вины перед колонизированными народами; король бельгийцев Филипп уклонился от посещения только что открытого Музея Африки в Тервюрене (начинавшегося в 1880-е с живой африканской деревни, «человеческого зоопарка»), хотя в новой экспозиции музейщики старались быть политкорректными изо всех сил. К рынку антикварных предметов африканского искусства эти проблемы отношения имеют мало, деньги, уже многократно заплаченные за любой из них, кажется, обладают очищающим эффектом. Коллекционеров может останавливать другое. Например, фигуры алтаря вуду (Бенин, первая половина ХХ века, галерея Serge Schoffel) выглядят правда очень страшно, как и маски, предназначенные для ритуалов. Но предлагаются и бытовые предметы. Так, целая коллекция деревянных гребней для волос, украшенных тонкой резьбой, выставлена у Дидье Класа (галерея Didier Claes), они оценены в €5–30 тыс. Красные точки покупки появились около некоторых из них в первые же минуты вернисажа для коллекционеров.

Главным украшением этого вернисажа, который по традиции перетекает в ужин прямо среди ярмарочных стендов, был дуэт британских художников Гилберта и Джорджа, специальных гостей BRAFA. Аллеи между стендами украшены огромными работами художников из свежей серии «Бородатых картин», а сами Гилберт и Джордж, знаменитые своими перформансами, дефилировали по ярмарке, одетые в истинно английские костюмы. В галерее Bernier/Eliades работы знаменитой пары можно купить — большие фотоколлажи 2013 года стоят по €137 тыс.

Для публики ярмарка будет открыта с 26 января по 3 февраля.

Источник