Штрихи к истории портрета: от вечности к мгновению и обратно

Штрихи к истории портрета: от вечности к мгновению и обратно

О чем рассказывает портрет? О человеке на портрете и о художнике, который его изобразил. А еще о том, как люди видели (или хотели видеть) себя в разные эпохи.

Штрихи к истории портрета: от вечности к мгновению и обратно

У этого жанра длинная история — от первых «венер палеолита» до наших дней. Давайте посмотрим, как менялся образ человека в европейской живописи с 15 по 17 века.

Италия, ранний Ренессанс. На портретах кватроченто (пятнадцатого века) мы видим богатых купцов, банкиров, вельмож, их жен и дочерей. Это уверенные в себе люди, хозяева жизни.

Штрихи к истории портрета: от вечности к мгновению и обратно

Слева: Сандро Боттичелли. Портрет Джулиано Медичи. Справа: Доменико Гирландайо. Портрет Джованны Торнабуони.

Но почему они так часто не смотрят на зрителя, повернуты к нам в профиль? Непривычно, правда? Дело в том, что портрет этой эпохи возрождает античную традицию: банкиры и купцы уподобляются императорам, изображенным на древнеримских монетах.

Штрихи к истории портрета: от вечности к мгновению и обратно

Справа: изображение Нерона на сестерции. Слева: изображение Августа на динарии.

Правитель города Урбино и его супруга изображены не просто на фоне пейзажа, но высоко над ним. Их фигуры буквально воспаряют над урбинскими землями, как и подобает образам властителей.

Но можем ли мы, глядя на парный портрет Федерико да Монтефельтро и Баттисты Сфорца, разгадать настроение, характер, привычки этих людей? Любили ли они друг друга?

Штрихи к истории портрета: от вечности к мгновению и обратно

Пьеро делла Франческа. Портрет Федериго да Монтефельтро и его жены Баттисты Сфорца.

Бернардино Бальди в биографии герцога писал о нем и его жене как о любящих супругах, живших «душа в душу». Но их парный портрет кисти Пьеро делла Франческа об этом не рассказывает. Мы видим выразительные профили и подробности роскошных одеяний. В этом официальном, парадном портрете нет места эмоциям или случайности. Это формы, отлитые для вечности. Портрет — словно роскошный фасад здания, запертого на замок.

Штрихи к истории портрета: от вечности к мгновению и обратно

Слева: Сандро Боттичелли. Портрет Симонетты Веспуччи. Справа: Антонио дель Поллайоло. Портрет молодой женщины.

Чинквеченто (16 век). Флоренция эпохи великих мастеров. Перед нами картины Леонардо да Винчи и Рафаэля.

Штрихи к истории портрета: от вечности к мгновению и обратно

Слева: Леонардо да Винчи. Мона Лиза. Справа: Рафаэль Санти. Портрет женщины под покрывалом.

Это портреты красивых, гармоничных, думающих женщин. Мы ловим их взгляд, зеркало человеческого сознания. Отныне человек на портрете будет почти всегда смотреть на нас. Портрет как бы заговорил с нами из прошлого.

Штрихи к истории портрета: от вечности к мгновению и обратно

Рафаэль Санти. Портрет Агноло Дони, фрагмент.

На портретах Высокого Возрождения перед нами предстают живые и целостные образы. Кажется, что над этими людьми время не властно. Трудно представить Мону Лизу состарившейся или больной. О том, как время меняет человека, задумались художники следующего столетия.

Нидердланды, 17 век. Молодой Рембрандт кривляется перед зеркалом и фиксирует в гравюре, как эмоции изменяют лицо человека:

Штрихи к истории портрета: от вечности к мгновению и обратно

Рембрандт ван Рейн. Автопортреты. Гравюра.

В Италии Караваджо ставит живописные эксперименты. Вот его «Мальчик, укушенный ящерицей»: задолго до изобретения фотографии художник «сфотографировал» быстрое, спонтанное движение и выражение лица. Через секунду поза и лицо Вакха станут другими.

Штрихи к истории портрета: от вечности к мгновению и обратно

Микеланджело да Караваджо. Мальчик, укушенный ящерицей.

Молодой Караваджо написал свой автопортрет в образе музыканта среди таких же, как он сам, привлекательных юношей. И еще один автопортрет — после изнурительной болезни. Это уже не «форма на века», а одно из множества меняющихся состояний. Человек может быть добрым и злым, веселым и страдающим, здоровым или больным, молодым и старым… Одни состояния длятся долго, а другие — мгновение. Одни случайны, другие неизбежны.

Штрихи к истории портрета: от вечности к мгновению и обратно

Слева: Микеланджело да Караваджо. Музыканты, фрагмент. Справа: Микеланджело да Караваджо. Больной Вакх, фрагмент.

Но если время меняет, стирает все, что же останется в конце? Об этом размышлял Рембрандт.

Все знают «Блудного сына» из Эрмитажа. На картине изображен человек, который растратил всё, кроме последней искры надежды, и вернулся домой.

Штрихи к истории портрета: от вечности к мгновению и обратно

Рембрандт ван Рейн. Возвращение блудного сына.

Рембрандт написал еще один сюжет из истории о блудном сыне. Повеса кутит в кабаке, у него в руке вино, на коленях женщина. Он весел и приглашает всех присоединиться:

Штрихи к истории портрета: от вечности к мгновению и обратно

Рембрандт ван Рейн. Автопортрет с Саскией на коленях.

В образе библейского персонажа Рембрандт изобразил самого себя с женой Саскией. Но почему? Что это, шутка или напоминание самому себе? О какой опасной расточительности размышляет художник? Возможно, это земные богатства, а может быть, нечто большее — мастерство, время...

О радостях и безвозвратных потерях, об успехах и о сожалениях Рембрандта рассказывают его автопортреты.

Вот молодой художник, который сам себе служит моделью и ставит эксперименты со светом и техникой живописи. Свою буйную шевелюру он процарапывает острым предметом по мокрой краске, а лицо пишет в тени, с освещением почти сзади, так что мы тщетно пытаемся разглядеть выражение его глаз.

Штрихи к истории портрета: от вечности к мгновению и обратно

А на этом автопортрете роскошно одетый, уверенный в себе художник. Его слава уже гремит по всему Амстердаму. Он готов соперничать с самими итальянцами, даже подписывается на итальянский манер. Он смотрит на своих зрителей спокойно,  внимательно и немного свысока.

Штрихи к истории портрета: от вечности к мгновению и обратно

Но затем наступает тяжелое время. Любимая Саския умерла, заказчики недовольны, многие ученики ушли. Рембрандту пришлось распродать свое имущество и объявить себя банкротом. На поздних автопортретах Рембрандта перед нами предстает преждевременно постаревшее лицо, пронзительный и невеселый взгляд. И в то же время — мощная энергия мазков, роскошь света, побеждающего темноту.

Штрихи к истории портрета: от вечности к мгновению и обратно

Слева: автопортрет, около 1655 г., фрагмент. Справа: автопортрет, 1669 г., фрагмент.

В последнее десятилетие жизни Рембрандт написал полотна «Артаксеркс, Аман и Эсфирь» и «Возвращение блудного сына». Это картины о молчании, о паузе, наполненной невероятным психологическим напряжением. Интеллект, мастерство, волевая энергия наполняют каждый из автопортретов этого времени. Это и вызов судьбе, и суровый самоанализ. Что ты есть, человек? Что с тобой делает жизнь и с чем оставляет тебя в конце концов? Блудный сын в золотом сиянии приникает к Отцу. Рембрандт в луче света всматривается в человека. В каждого из нас.

Штрихи к истории портрета: от вечности к мгновению и обратно

Автопортрет в образе святого апостола Павла, 1661 г., фрагмент.

Через два века так же пристально станет всматриваться в свое лицо Ван Гог. Но это уже другая история.

Дина Бережная

Источник

Интересные статьи