Русская белоэмиграция и высокая мода

Русская белоэмиграция и высокая мода

Русская эмиграция во Франции в 20-е и 30-е годы была самой многочисленной. Октябрьская революция выкинула за пределы России  наиболее цивилизованную часть общества: аристократы, духовентсво, интеллегенция нашли пристанище в стране, близкой по духу, культуре.

Русская белоэмиграция и высокая мода

Русские дворяне на Западе брались за любую работу и не считали, что это ущемляет их достоинство. Князья и графы не видели ничего зазорного в том, чтобы доить коров, пахать землю или крутить баранку такси, подавать еду и торговать.

Русская белоэмиграция и высокая мода

Русский князь теперь руководит прачечной

Русская белоэмиграция и высокая мода

Сахно-Устимович, бывший адъютант царя — повар

Русская белоэмиграция и высокая мода

Генерал фон Фусс набивает сигареты

Русская белоэмиграция и высокая мода

Профессор химии Санкт-Петербугского университета, помещик Авалов изготавливает крепкие спиртные напитки

Но вот то, что эмигранты проявили себя в таком вроде бы чисто французском деле, как мода, известно гораздо меньше!

Благодаря русским эмигрантам Европу охватила эпидемия стиля «а-ля рюс». Многих русских беженцев эта эпидемия спасла от голодной смерти: искусство рукоделия оказалось востребовано рынком! После войны Европе хочется нового, свежего! Богатые американцы приезжают сюда за модами и готовы тратить большие деньги на то, что раньше им принадлежать не могло.

А тут — русские дворянки и аристократки, рафинированные, с прекрасным вкусом и чувством красоты предлагают изысканную ручную работу! На дому или в гостиницах, где жили русские дамы, вручную изготавливались детали интерьеров — абажуры, подушки, салфетки, драпировки. Княгини и графини делали зонты, бижутерию, кукол, расписывали шали и шарфы, расшивали бисером платья, сумочки и кошельки.

Русская белоэмиграция и высокая мода

Сначала все эти прекрасные вещи продавались через выставки-продажи, которые организовывали западные благотворительные фонды. Затем возникла сеть сбыта готовой продукции, создавались дворянские артели, поставлявшие товары в знаменитые французские Дома моды и  в магазины, торгующие ручной работой. А таких магазинчиков была целая улица! —  по всей рю Фобур Сент-Оноре!

Русская белоэмиграция и высокая мода

«В Париже есть не только русские рестораны. Кроме шоферов такси и учителей танцев, которые уверяют, что были царскими адъютантами, у нас есть нечто другое… У нас есть теперь все эти русские материи и украшения, созданные с редким искусством, с их притягательным многоцветьем, кустарями! Я горячо верю, что наша мода попадет под  влияние этих наивных, но опытных художников. Не сомневайтесь, туники парижанок скоро озарятся славянским духом или русским настроением!» — так пишет обозреватель журнала «Искусство и мода» Пьер де Тревьер.

Франция, столица моды, оказалась наполнена женщинами, разбиравшимися в прекрасном, получившими блестящее образование, знающими, помимо обязательного французского, еще несколько языков, наделенными безупречными манерами. Они с детства одевались в лучших модных домах Европы, понятие «вкус» было для них определяющим; и они хотели вернуться в мир изящного, где чувствовали себя своими: хозяйками модных домов, моделями, хотя бы вышивальщицами или швеями.

Русская белоэмиграция и высокая мода

«...Высокая парижская мода распахнула свои роскошные двери перед русскими бесприданницами, которые прибыли во Францию в траурных платьях», — писали тогда французские газеты. Сказано, конечно, сильно. Через унижения, за плату, заведомо несправедливую, русские эмигранты пытались хоть как-то зацепиться во французском мире высокой моды. Это они — модельеры, закройщицы, манекенщицы, вышивальщицы, портнихи, кружевницы, золотошвейки, шляпницы, художники по тканям, — по большей части безвестные, два десятилетия — с 1919 по 1939 год — определяли моду от Константинополя и Харбина до самого Парижа.

Русская белоэмиграция и высокая мода

Парижа? Да, в Париже открывается более двадцати русских модных домов! Самые крупные из них — вышивальный дом «Китмир» Великой княгинии Марии Романовой и Модный дом «Ирфе» — Ирины и Фелиска Юсуповых. История их столь интересна и нетривиальна, что каждому мы посвятили отдельную публикацию!

Княгиня Мария Ивановна Путятина, свекровь Великой княгини Марии Павловны Романовой, в 52 года завела шляпное дело под экзотическим для французов названием «Шапка». Будучи женщиной прозорливой и находчивой, она сразу смекнула, что французы без ума от разных шляпок. Часто она стояла на улице, наблюдая, как модные кокотки вертятся перед зеркалом магазинов, примеряя шляпки и недовольно воротя носик. Эти картины навели ее на мысль открыть собственное шляпное дело, к тому же она сам обожала шляпки! У княгини был потрясающий вкус, доставшийся от отца — русского художника Ивана Ендогурова. Все свои шляпки она сначала рисовала, продумывая интересные детали и линии. Так же тщательно подбирался цвет!

Русская белоэмиграция и высокая мода

Шляпное дело Марии Ивановны стало настолько популярным, что удалось открыть филиал в Лондоне под управлением старой подруги. Появились миниатюрные шляпки с вуалью, вязаные шапочки и чепчики, отдельные шляпки по заказу. Однажды к ней наведалась известная голландская артистка, которая специально отложила все дела и приехала, чтобы заказать шляпку Путятиной. Ей непременно хотелось видеть на ней русский орнамент!

Русская белоэмиграция и высокая мода

Она следила за тенденциями: когда прогремел бум на шляпки-клош, Мария Ивановна была первой, кто занялся их созданием в Париже. Ее творческий запал был неистощим! Путятина сама приходила к клиенткам на дом, так как считала, что тогда они точно не устоят. Успеху способствовало и то, что манекенщицей номер один в «Шапке» выступала княгиня Трубецкая — конечно же, титулы очень привлекали клиентов!

Графиня Орлова-Давыдова открыла на бульваре Марзеб «Русский дом мод».

Русская белоэмиграция и высокая мода

Графиня Орлова-Давыдова

Любовь к искусству, настоящий аристократизм — все это передалось графине от предков. Она любила вышивку и дорогие вещи, старинную посуду и роскошную мебель, ее завораживала музыка. Она не могла жить без живописи, стихосложения, а еще интересовалась модными вещами. И ей хотелось создавать красивые наряды самой!

Русская белоэмиграция и высокая мода

К ней обращались, когда нужно было сшить роскошное — царское — платье для посещения великосветского салона, театра или приема. Графиня следила, чтобы у каждого наряда была интересная деталь — пелерина или спускающийся складками подол, жемчужный отлив лифа или воздушные предплечья.

Русская белоэмиграция и высокая мода

Она была и владелицей небольшого фабричного предприятия по созданию тканей с набивными орнаментами: И да-да! — ведущие французские дома мод заказывали у ткани для своих коллекций именно у нее, в Русском доме моды!

Русская белоэмиграция и высокая мода

Известнейшим русским домом моды в Париже стал «Арданас». Его хозяйка, баронесса Евгения Кастидис сделала ставку не на разнообразие фасонов, а на цвет! Все, что выпускал ее модный дом — было сиреневым! Сиреневые платья, пальто, кружево, зонты! 30 лет подряд здесь шили сиреневые сумочки, сиреневую обувь, писали приглашения на сиреневой бумаге и запечатывали их в сиреневые конверты. На выходе каждому посетителю вручался букет свежих сиреневых фиалок!

Русская белоэмиграция и высокая мода

Парижане настолько полюбили гостеприимный дом баронессы, что сиреневый стал одним из трех цветов, символизирующий французский Прованс!

Не менее оглушительный успех имел модный дом ITEB.Хозяйка, Бетти Буззард в России была известна под другим именем — она была баронессой Елизаветой Гойнинген-Гюне, фрейлиной императрицы Александры Федоровны. Девушка из древнего прибалтийского баронского рода еще в Петербурге вышла замуж за барона Николая Врангеля. А во Франции баронесса стала мадам Итеб — имя Бети, написанное наоборот.

Русская белоэмиграция и высокая мода

Баронесса Елизавета Гойнинген-Гюне, мадам Итеб.

Русская белоэмиграция и высокая мода

Итеб «была очаровательной и радушной светской дамой, которую все любили вне стен Итеба. Но когда была в своем доме, то становилась холодной и совершенно недоступной». Фитрменным почерком ITEB стало сочетание черного и белого цветов. Зажиточные французы шутили, что они одеваются либо у Великой княжны, либо у фрейлины императрицы, либо, в крайнем случае, у дочери начальника царской конюшни, которой была Бети.

Русская белоэмиграция и высокая мода

В каждом! случае открытие русского дома мод дворянками сопровождалось помощью простым русским эмигрантам: жертвуя частью прибыли, они брали на работу моделями, швеями, вышивальщицами не парижанок, чей труд оплачивался дешевле, а своих соотечественниц, отправляли их на курсы шитья и вышивки за свой счет.

Русская белоэмиграция и высокая мода

Русская белоэмиграция и высокая мода

Русская белоэмиграция и высокая мода

Русские аристократки же придали профессии манекенщицы тот престиж, которым она пользуется в современном мире. До Первой мировой войны профессия эта считалась очень неприличной. Ею занимались только дамы полусвета: кафэ-шантанные певицы, ярмарочные танцовщицы. Когда приехали русские, то многие титулованные дворянки стали манекенщицами.

Русская белоэмиграция и высокая мода

В то время профессия манекенщицы не была немой, как сейчас. Девушки всегда должны были говорить с клиентом, демонстрировать манеры, знание языков. Таких показов как сейчас — дефиле на подиуме — не существовало, показы проводились в салонах. Приходила клиентка, и специально для нее устраивали демонстрацию нарядов. Обычно такие показы происходили дважды в день, это была тяжелая работа.

Русская белоэмиграция и высокая мода

Существовали разные разряды манекенщиц: кабинны(салонные) и звезды — светские — те, которые выходили на балы, вечера, коктейли, где их фотографировали и любовались.

Конечно, красивые, образованные, утонченные, понимающие в моде русские аристократки прекрасно справлялись с этой работой, и бонусом — поднимали престиж модных домов, на которые они работали!

Русская белоэмиграция и высокая мода

Манекенщицы модного дома

Почин положила княгиня Мария Эристова, фрейлина императрицы Александры Федоровны. Мэри и ее сестра Тамара, тоже красавица, в России находились в центре внимания петербургского общества. Николай ll, пораженный ее красотой, однажды заметил: «Грешно, княжна, быть такой красивой»! Мэри Эристова работала у Коко Шанель — хрупкая брюнетка Мэри олицетворяла тип красоты, модный в 20-х годах и подходивший к стилю Шанель тех лет.

Русская белоэмиграция и высокая мода

Мэри Эристова

Великая мадемуазель в те годы импонировала русским: сотрудничество с русскими аристократами для нее было и выгодно, и престижно: Великая княгиня Мария Романова выполняла вышивальные заказы дома Шанель, князь Александр Кутузов работал у нее управляющим, русские княгини и графини демонстрировали ее модели!

Еще одна знаменитая русская манекенщица — Натали Палей. Ее отцом был Великий князь Павел Александрович, сын императора Александра ll. Княжна-манекенщица начала работать в модном доме ITEB и в доме мод князя Юсупова. Её любили, ею восхищались и очаровывались, ей подражали, она была королевой русской моды. Все та же Коко Шанель рекомендовала Натали в модельный дом Люсьена Лелонга, который тоже не устоял перед изысканной красотой и грацией русской княжны. В 1927 году они обвенчались. Она стала лицом модного дома Люсьена Лелонга — её лицо не сходило с обложек лучших журналов, прекрасной княжне были посвящены духи фирмы Лелонг – «Elle…Elle», «Mon Image», «Indiskret».

Русская белоэмиграция и высокая мода

Натали Палей

Русская белоэмиграция и высокая мода

Моделями были и  княжны Нина и Мия Оболенские, девушки из знатнейшего княжеского рода Оболенских, уходящего своими корнями к Рюриковичам — первым правителям русских земель. От своей матери, кавказской княжны, девушки унаследовали редкую восточную красоту. Сёстры долго работали моделями в доме моды Поля Каре.

Русская белоэмиграция и высокая мода

Мия Оболенская

Практически ни один из русских модных домов не сохранился до нынешних времен. Они хорошо себя чувствовали, пока был интерес к белоэмигрантам, затем, после кризиса начала 30-х этот интерес стал спадать. Особенно после того, как в мае 1932 года русский эмигрант Горгулов застрелил президента Франции Поля Думера.

Постепенно дома, которыми владели в основном женщины, стали закрываться. Причины тому, кроме вполне объективных, крылись прежде всего в самих владелицах. Они далеки были от таких понятий, которыми сполна владели их французские коллеги по ремеслу: анализ и разработка рынка, отслеживание малейшего колебания спроса.

Хозяйками модных домов оставлено нам на память нечто большее, чем модные платья и оригинальные выкройки — пример достойного противостояния всем ударам судьбы, великодушия, способности сострадать ближнему и взаимопомощи. Такая наука никогда не бывает лишней, особенно для тех, кто родился в России.

Источник

Интересные статьи