Руками не трогать: кто и как охраняет российские музеи

Министерство культуры попросит новых защитных мер у правительства и президента

Руками не трогать: кто и как охраняет российские музеи

Возвышенная атмосфера музейного зала все же не подразумевает беспечности. Фото: Andy Freeberg/Kopeikin Gallery

Нападение на картину Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван» в Государственной Третьяковской галерее вновь актуализировало проблему охраны российских музеев. В последний раз эта тема широко обсуждалась в 2015 году, когда участники движения «Божья воля» во главе с Дмитрием Цорионовым (Энтео) разгромили выставку «Скульптуры, которых мы не видим» в столичном Манеже. В результате были повреждены работы скульп­тора Вадима Сидура, ущерб составил свыше 1 млн руб.

ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

Преступление и наказание в сегодняшних нормах

За уничтожение или повреждение объектов культурного наследия действующим российским законодательством предусмотрены следующие варианты наказаний на усмотрение суда: штраф в размере до 3 млн руб., обязательные работы на срок до 400 часов, принудительные работы на срок до трех лет, лишение свободы на тот же срок. Минкульт считает наказание за вандализм по отношению к предметам искусства мягким и намерен инициировать его ужесточение.

В том же 2015 году президент Владимир Путин подписал указ (№ 356 от 13 июля) о сокращении штатной численности органов внутренних дел. Российские музейщики называют это решение одним из самых болезненных для государственных культурных учреждений: охранять их теперь почти некому. Музеи, которые лишились физических постов охраны, свою безопасность сегодня обеспечивают лишь при помощи технических средств. К ним относятся видеокамеры, сигнализация и различные датчики, предупреждающие сотрудников музея об опасности, но не предотвращающие ее. Для борьбы с вандализмом, как в случае с Третьяковской галереей, этих мер недостаточно — здесь все зависит от мгновенной реакции сотрудников охраны, утверждают собеседники TANR в крупнейших столичных музеях. Именно поэтому многие из них были вынуждены привлекать на конкурсной основе частные охранные предприятия (ЧОП). Однако ЧОПы не имеют правовой и технической возможности в полной мере обеспечить безопасность федеральных музеев и музеев-заповедников.

«Сложилась парадоксальная ситуация, когда МВД не отрицает необходимости охраны наших учреждений, а де-факто на местах мы стали получать уведомления о снятии постов. В 2016 году функции обеспечения охраны были переданы Росгвардии, и в соответствии со статьей 6 федерального закона № 226-ФЗ от 3 июня 2016 года утвержден перечень объектов, подлежащих обязательной охране. Тем не менее имеющихся постов по-прежнему недостаточно. На сегодня существует дефицит около 1 тыс. штатных единиц, которые должны охранять федеральные музеи. Конечно, невозможно предугадать, кому и когда придет в голову причинять ущерб мировым шедеврам. Но в то же время нельзя не признать, что если бы в Третьяковской галерее было достаточное количество полицейской охраны, то вероятность предотвращения повреждений была бы существенно выше», — рассказали TANR в пресс-службе Министерства культуры.

В 2015–2017 годах на обеспечение безопасности в музеях федерального значения из бюджета было выделено 869 млн руб. Как правило, эти деньги поступают в рамках государственных субсидий. При этом все музеи, как государственные, так и частные, обязаны сами предусматривать расходы на обеспечение безопасности фондов, сотрудников и посетителей. Многие направляют на эти цели часть внебюджетных доходов — они идут главным образом на внедрение и совершенствование технических средств, прежде всего систем видеонаблюдения и пожарной безопасности. Однако для предупреждения вандализма эти меры не работают. Именно поэтому в ряде столичных музеев, прежде всего частных, основное внимание уделяется личному составу службы безопасности. 

Так, в Музее современного искусства «Гараж» сотрудники регулярно проходят тренинги и повышают квалификацию — не только в сфере охраны, но и в том, что касается работы с посетителями. «Мы готовим своих специалистов по международным стандартам в области охраны культурных объектов и музейных помещений. Усиление мер безопасности по одному шаблону в разных музеях, где не только по-разному устроены здания, но даже и сами работы имеют просто-напросто различную структуру (живопись, инсталляции, мелкие предметы, крупные объекты), не имеет смысла. Важнее постоянно совершенствоваться в алгоритмах работы на условно „своей“ территории, предусматривая различные ситуации», — говорит руководитель службы безопасности «Гаража» Сергей Ключерев. По его словам, доступность объекта для потенциального вандала не является решающим фактором — наоборот, кому-то «интереснее» подобраться к сложно охраняемым предметам. В самой Третьяковке также обещают усилить слежение за посетителями. Для этого, в частности, планируют приглашать психологов и психиатров, которые научат смотрителей выявлять подозрительных посетителей.

После инцидента в Третьяковской галерее Министерство культуры проводит регулярные консультации с Росгвардией по вопросу о возможном увеличении числа ведомственных сотрудников для охраны крупнейших музеев. Параллельно эта тема обсуждается и в Белом доме, где, по оценке министерства, «важность проблемы понимают». Кроме того, в ведомстве сейчас готовят прямое обращение к Владимиру Путину. Одновременно в Минкульте задумались об ужесточении наказания за вандализм в отношении культурных ценностей — ожидается, что соответствующие поправки в Уголовный кодекс РФ в ближайшее время будут направлены в Государственную Думу. «Трех миллионов рублей штрафа за попытку уничтожить невосполнимый шедевр недостаточно, учитывая ценность экспоната. Потенциальные преступники должны понимать, что наказание будет суровым и неотвратимым. Возможно, это заставит их задуматься, стоит ли совершать такие поступки», — заявили TANR в министерстве. 

Источник

Интересные статьи