Последователь «великого Карла» вышел из тени

Предварительный эскиз росписи купола Исаакиевского собора кисти Петра Басина представлен посетителям ГМП «Исаакиевский собор»

Последователь «великого Карла» вышел из тени

Петр Басин. «Вознесение Богоматери». 1843. Фото: ГМП «Исаакиевский собор»

Когда говорят о росписи интерьеров Исаакиевского собора, в первую очередь называют имена Карла Брюллова и Федора Бруни. И только потом вспоминают имя Петра Басина. А ведь именно этот живописец достойно завершил работу, начатую Брюлловым, и стал одним из соавторов грандиозного проекта.

В Екатерининском приделе Исаакиевского собора открыта выставка одной картины — именно для росписи купола этого придела Петр Басин и написал эскиз «Вознесение Богоматери». Посетители собора могут, подняв глаза к куполу, сравнить эскиз с оригиналом. Сейчас эскиз находится на постоянном хранении в фондах Новгородского объединенного музея-заповедника, откуда его на выставку привезла Наталья Григорьева, генеральный директор музея. К ним в Новгород работа Петра Басина попала в 50-е годы прошлого века в результате распределения экспонатов по музеям, особенно пострадавшим в годы войны.

Петр Васильевич Басин, выдающийся русский религиозный, исторический и портретный живописец, учился в Академии художеств. Окончив ее с золотой медалью, он в качестве поощрения получил пенсионерскую поездку в Италию. И так увлекся красотами Рима, что задержался там на целых 11 лет. Император Николай I личным письмом потребовал возвращения «блудного пенсионера» в родные пенаты.

К росписи интерьеров Исаакиевского собора Басина привлекли по личному приглашению автора проекта здания, архитектора Огюста Монферрана, в очень драматичный момент: Карл Брюллов серьезно заболел, вынужден был отказаться от дальнейшей работы и уехал лечиться сначала на остров Мадейра, потом в Италию, где и умер спустя три года. Басин к тому времени уже был известен росписями церквей (он, в частности, расписывал церковь Зимнего дворца), и именно его Монферран пригласил завершить работу в главном соборе столицы Российской империи.

В официальной историографии собора пишут, что Басину фактически нужно было лишь дописать фоны некоторых полотен и, по эскизам «великого Карла», сделать еще несколько картин. Но представленный сейчас в соборе эскиз росписи плафона говорит о куда более значительном вкладе Басина в окончательное оформление Исаакия.

«Монферран пригласил Басина как самого сильного художника, способного создать росписи, достойные этого собора, — говорит Наталия Толмачева, сотрудник научного отдела Государственного музея-памятника «Исаакиевский собор». — И он был глубоко порядочным человеком. Когда Брюллов по состоянию здоровья уже не мог продолжать работу и император разрешил Басину продолжить его дело, художник не приступал к работе до тех пор, пока Брюллов лично не подписал это разрешение. Петр Басин не только завершил роспись купола Екатерининского придела, но и написал фигуры евангелистов в четырех парусах собора и сцену Нагорной проповеди в центральном аттике. Хотя ему было очень непросто работать: на него смотрели с большим пристрастием — как бы он не повредил живопись „великого Карла“, и даже впоследствии никто не писал „живопись Брюллова и Басина“, везде стояло только имя Брюллова».

Сейчас научный отдел ГМП «Исаакиевский собор» готовит большой издательский проект — книгу «Художники Исаакиевского собора», в которой будут представлены все живописцы, трудившиеся над его оформлением.

Выставка открыта до конца сентября.

Источник

Интересные статьи