О Винсенте Ван Гоге

О Винсенте Ван Гоге

Я — миф, я — загадка, я — Винсент Ван Гог!

Винсент Ван Гог — сегодня ОН повсюду — о нем говорят, снимают фильмы… Аксессуары, обувь, одежда, предметы интерьера пестрят мотивами его картин. Если бы он только знал, какой успех его ждет, если бы…Но он ушел от нас больным, одиноким, потерянным, без гроша в кармане. А в нем и в его работах всегда был свет, и этим светом он делился со всеми, без исключения.

О Винсенте Ван Гоге

Винсент Ван Гог родился 30 марта 1853 года в деревне Грот-Зюндерт, что находилась близ южной границы Нидерландов. В семье, глава которой был пастором, Винсент был 6-м ребенком, причем самым странным и непослушным, за что его часто ругали и наказывали. Деревенская школа, домашнее обучение, пара городских интернатов — где только мальчика не пытались обучать, но ни одно из этих образовательных учреждений он так и не закончил. О своем детстве Винсент Ван Гог всегда вспоминал, как о чем-то мрачном, тусклом и печальном. Может поэтому он и решил посвятить себя живописи?! Своему неподражаемому искусству? Тому, которое завораживает красками и эмоциями…, в котором так много любви?! Любви, о которой художник никогда не переставал думать и говорить —0 «Нужно любить — любить как можно больше, ибо в любви и заключается подлинная сила, и кто много любит, тот делает много и способен на многое, и что делается с любовью, то делается хорошо».

О Винсенте Ван Гоге

Нет так давно я была в кино на премьере фильма «Ван Гог. На пороге вечности» от режиссера Джулиана Шнабеля — такого невероятного буйства красок на экране я не видела давно. И давно мне не было так ужасающе обидно за человека (хотя мной был просмотрен далеко не один фильм об этом художнике), который мог бы подарить миру еще сотни своих работ, но так нелепо ушел из жизни, и так рано ушел из нее…

О Винсенте Ван Гоге

О Винсенте Ван Гоге

О Винсенте Ван Гоге

Многое было и еще будет сказано, написано, снято о Винсенте Ван Гоге и его жизни, я же попытаюсь рассказать вам его историю в стихах, причем так, будто он сам о себе рассказывает будущим поколениям.

О себе чужими словами…

Я — миф, я — загадка, терзанье умов,

Космический образ, натура,

Фигура вне времени, «без берегов».

Я — уникум, я — «сверхкультура».

Предмет обсуждений и критики я,

Товар, запускаемый в массы…

Искусство мое погубило меня,

Однако музейные кассы

Снискали в работах немалый доход –

Пестрят ими лучшие залы.

Другая жизнь, Винсент…Отсроченный взлет —

Шедеврами стали «провалы».

Я умер так рано!!!Пожить не успел…

С числом «37» «канул в лету».

Десятку из них за работой «горел»,

Пытаясь картинами свету

Поведать: от боли спасение есть —

В красотах огромного мира!

Диковинных мест во вселенной не счесть,

Таким уголком и квартира

Вполне бы могла оказаться на миг,

А может и комната…Все же

Наш маленький рай — где семья, где привык,

Где сердце ничто не тревожит.

«Приютом души» обзавелся и я,

В Провансе, на солнечном юге.

В мою мастерскую стекались друзья,

Творили без устали руки:

Одну-две работы за день мог создать,

Но творчество не окупалось…

Полнейшая бедность…Просить, занимать —

Всего-то мне и оставалось.

Художником был я отнюдь не всегда,

В мечтах своих не был им тоже.

Искусством чужим заполнял города,

Речей не жалел для прохожих.

Однажды я мог проповедником стать,

Но сложный характер — помеха…

И вот, в 27, начинаю писать,

Творить, не дождавшись успеха…

Хотел быть обычным, стандартным творцом,

Но навыков мне не хватало.

Молва за спиной назвала глупцом,

Все это меня огорчало, но

Руки и душу сковать я не мог,

Писал, как умел и как видел.

2 тысячи с лишним шедевров — итог,

Но этого я не предвидел…

Мне нравились броский и смелый контраст,

Очерченных контуров сила.

Сейчас всем живется — во что кто горазд,

Тогда же меня не простило

Суровое общество. Взгляды коллег

Бросались на холст разъяренно.

Но свой тормозить, заворачивать бег

Не в силах был определенно…

Вся жизнь в желтом цвете и в «солнца цветах» —

Подсолнухах — душах крестьянства.

Вся жизнь в резком стиле, в нелепых делах,

Бывало не выдержишь — пьянство,

бунтарство, сумятица, полная чушь —

Но так интенсивней творилось…

Забравшись в свой мир, в непролазную глушь,

Судьба моя определилась.

Последнюю, звездную, синюю ночь

Я создал, закованный в «сети».

Я знал, что никто мне не сможет помочь,

Лишь звезды и сумерки эти.

Врачи мои были больнее меня,

Но этого не замечали.

Гоше, наблюдавший за мной, как и я,

Творил от проблем и печали.

Весь мир я с натуры писал, но та ночь —

Фантазия, шепот, виденье…

Тогда я в беспамятстве был, и помочь

Могло мне лишь это творенье.

Нуждаясь в религии, в небо смотрел,

Запомнить все звезды пытался.

И в этот момент ни о чем не жалел,

Я с ними навеки остался!

Одни люди скажут, что это — «мазня»,

Другие — холсты дилетанта.

Но это — слова, не узнавших меня,

Ведь не было и варианта

Не делать все то, чем сейчас грезит мир,

Чем дышат, живут галереи.

Персону мою изучили до дыр,

Детально ее рассмотрели…

А я не ушел, я живой, среди вас,

Моя не свернула дорога.

Пусть не был я признан тогда, но сейчас

Все знают Винсента Ван Гога!

О Винсенте Ван Гоге

Татьяна Щапова

Источник