О весне, кругах и дураках

О весне, кругах и дураках

У меня существует стойкая ассоциация со словом «весна». Это, конечно же, круг. Ничего неожиданного в моём восприятии весны. Солнце — это круг. Всё просто. Для меня этот весенний круг пересечён на неравные части двумя параллельными линиями. Эти параллельные линии — следы от лыж, лыжня.

О весне, кругах и дураках

Меньшая часть круга — это весна, в которой я ещё на лыжах, большая часть — это весна, в которой я на роликах, а самая противная для меня часть — это ни то ни сё. То, что сейчас. Лыж уже нет, а роликов нет ещё. У египтян был круг с точкой посередине для обозначения хлеба, золота и солнца. А у меня в круглом символе солнца свой центр — подшипник.

О весне, кругах и дураках

Весна это круг. Круг ещё нераскалённого солнца. Золотое поле барометра со стрелкой на надписи «ясно». Серебристый ободок круглой рамы зеркала, своё лицо в котором, беспощадно освещённое весенним солнцем, как-то уж особенно не нравится.

О весне, кругах и дураках

Я никогда не любила весну: серая грязь, последствия собачьих прогулок под окнами. Вдруг становятся заметны «неновость» лиц и ботинок. Слепящее солнце, а в очках, как дурак, потому что кроме тебя их никто не надел.

О весне, кругах и дураках

Всё было так, пока не возникла точка в центре моего весеннего круга, даже не точка, а другой маленький круг — кружок подшипника. О ролики! Эта новая любовь возникла в нашей жизни внезапно, как и любая новая любовь. Весной несколько лет назад мы взяли в прокат ролики старшему, тогда шестилетнему ребёнку. Младший ещё сидел в коляске.

На следующий день, неожиданно для себя, решили попробовать сами. Первые впечатления оказались настолько сильными, что покатавшись несколько дней «у трубы», где, как у балетного станка, упражняются начинающие роллеры, мы понеслись бегом в спортивный магазин и закупили ролики на всю семью.

О весне, кругах и дураках

Произошёл отрыв «от трубы», с тех пор я полюбила и весну, и лето, нелюбимые мной ранее, а коляска младшего ребёнка оказалась очень кстати. Как поддержка во время катания нас, тогда ещё нестабильных «катальщиков».

Однако, покатимся дальше. Круг роликового колеса оказался для меня спасательным кругом в море весенней депрессии и последствий зимнего округления, которое, хоть и в меньшей теперь степени, благодаря лыжам, но всё же случается.

Я оказалась не единственной, кто встал на колёса в совершенно недетском возрасте. Вспомним, хотя бы Льва Толстого на велосипеде. А одна моя знакомая даже научилась управляться с гироскутером в возрасте 60-ти с хвостиком. Так что, любви к новым ощущениям на колёсах, уж точно покорны все возрасты.

О весне, кругах и дураках

Превратившись в колесо, круг моей весны засиял по-иному. Всё объяснимо. Движение, эндорфины—серотонины, мышечная радость.

Уж не знаю, под действием каких гормонов, но человек издавна изображал нечто кругообразное. Примеров тому множество. Наверное, круг — это просто естественная природная форма, в отличие от квадрата. Человеку свойственно изображать то, что он видит. А круглых объектов вокруг — сколько угодно: Солнце, Луна, круги от упавшего в воду камня, следы от капель дождя на песке. В этой связи мне вспомнился Диск из Небры — самое древнее изображение Солнца, Луны и звёзд. Он был изготовлен из бронзы и золота около 1600 года до н.э. Этот диск я увидела не так давно, и он совершенно восхитил меня. И своей информативностью, и красотой бронзы, покрытой патиной.

О весне, кругах и дураках

Здесь нельзя не упомянуть о Стоунхендже, будь то обсерватория, или культовое сооружение.

О весне, кругах и дураках

Существует множество примеров с использованием круга в изобразительном и прикладном искусстве. А гипсовый шар — один из первых предметов, который учатся рисовать студенты-художники.

О весне, кругах и дураках

Живописный плафон («окулюс») Андреа Мантеньи в Камере дельи Спози, ок. 1470

О весне, кругах и дураках

Василий Кандинский, «Круги в круге», 1923

О весне, кругах и дураках

Шёлковый круг с изображением Чингис-хана, диам. 69 см, начало XIV в, Иран или Ирак

Круги и кружочки не оставляют равнодушными и мастеров прикладного искусства в пэчворке, вязании, ткачестве и так далее.

О весне, кругах и дураках

Michele Hardy, «Circles».

О весне, кругах и дураках

О весне, кругах и дураках

А теперь перешагнём круг, очерченный изобразительным искусством, и вспомним, что ещё приходит в голову при слове «круг», например, в литературе. Для меня это Солженицын «В круге первом», О. Генри «Квадратура круга» и рассказ Тэффи (Н.А. Лохвицкой) «Дураки».

О весне, кругах и дураках

Вновь понятие круга объединяет, «окружает», включается в описание совершенно разных понятий. Тут и круги ада, и «обминающая» и «обламывающая» всё вокруг сущность большого города и круглые дураки.

Может быть такова суть круга — объединять и заключать в себе несоединимое или контрастное. Диск из Небры кому-то может напомнить просто смайлик. Кто-то стремится к высшим сферам, а кто-то не выходит из обыденности повседневного круга. При этом и то, и другое описывается сходными понятиями — сфера и круг.

Особенно актуальным кажется мне рассуждение Тэффи о круглых дураках именно в начале апреля. «В том-то и дело, что настоящий круглый дурак распознается, прежде всего, по своей величайшей и непоколебимейшей серьезности. ... Он давно уже все решил, понял и все знает. Он — человек рассудительный и в каждом вопросе сведет концы с концами и каждую мысль закруглит. ... И часто надолго остается нерушим круг, сомкнутый дураком в философии, или в математике, или в политике, или в искусстве. Пока не почувствует кто-нибудь:
— О, как жутко! О, как кругла стала жизнь!
И прорвет круг.»

На этом я закончу без закруглений и с улыбкой О весне, кругах и дураках

Источник