Могут ли музеи показывать работы художников, которые подозреваются в сексуальном насилии?

Движение против харассмента набирает обороты, и американские музеи все чаще терзаются вопросами морально-этического характера

Могут ли музеи показывать работы художников, которые подозреваются в сексуальном насилии?

Нобуёси Араки. Удивительные истории, написанные черными чернилами (Bokuju Kitan) 068. 2007. Фото: Private Collection Museum of Sex New York

Показывать ли работы художников, которые подозреваются в сексуальном насилии? Вскоре после того, как в октябре прошлого года были опубликованы первые два материала, из которых стало известно о многочисленных сексуальных домогательствах американского кинопродюсера Харви Вайнштейна, длившихся десятки лет, движение #MeToo затронуло и мир искусства. Пока множатся обвинения, американские музеи столкнулись с рядом морально-этических вопросов, которые вынуждены решать открыто и в режиме реального времени. Причем прецеденты отсутствуют, и нет стандартных, общепринятых рекомендаций, регламентирующих поведение институций в таких ситуациях.

«Самое худшее, что может сделать музей, — это просто заткнуть уши и надеяться, что все само собой рассосется», — говорит Мэгги Мастард, одна из организаторов персональной выставки «Незаконченный Араки. Секс, жизнь и смерть в работах Нобуёси Араки» в Музее секса в Нью-Йорке (до 31 августа). Японский фотограф прославился своими провокационными бандаж-работами, запечатлевшими связанных женщин. Во время подготовки, растянувшейся на несколько месяцев, команде кураторов стало известно, что одна из бывших моделей обвинила фотографа в сексуальном насилии. Тогда Мастард, будучи внештатным сотрудником музея, встретилась с женщиной, записала ее обвинение и включила его в текст о выставке, висящий на стене.

Через несколько месяцев с Мастард связалась Каори, одна из давних муз Араки; она сообщила, что фотограф эмоционально терроризировал ее свыше десяти лет. Организаторы решили добавить и эту историю к выставке (уже после того, как она была опубликована в блоге модели), установив в музее интерактивный экран с текстом поста на японском и английском языках. А еще в описание выставки, висящее на стене в зале, добавили абзац, объясняющий решение кураторов: по словам Мастард, публика должна знать об этих заявлениях.

Некоторые музеи либо отменили, либо исключили из своих программ выставки художников, обвиненных в харассменте или оскорблениях, предварительно посоветовавшись с ними. Когда во время персональной выставки Николаса Никсона в Институте современного искусства в Бостоне фотографа обвинили в сексуальных домогательствах, музей, несмотря на требования ее закрыть, обновил вывески и создал открытый онлайн-форум. Однако в апреле по просьбе самого Никсона институт свернул экспозицию на десять дней раньше срока. Когда мы обратились за комментарием, там ответили, что решение было «принято руководством».

Могут ли музеи показывать работы художников, которые подозреваются в сексуальном насилии?

Пикет #MeToo у филиал Метрополитен-музея — Met Breuer (Метрополитен-Бройер). Фото: Priscilla Frank

В январе Национальная художественная галерея в Вашингтоне решила отложить запланированную серию персональных выставок художника Чака Клоуза, обвиняемого в сексуальных домогательствах, и фотографа Томаса Ромы, которого подозревают в нежелательных действиях сексуального характера, — также предварительно посоветовавшись с ними. И Клоуз, и Рома признают, что «сейчас не самое подходящее время для этих показов», утверждает пресс-секретарь музея. Из программы их убрали. Однако, по ее словам, музей оставил в постоянной экспозиции одну из ключевых работ Клоуза.

А в Филадельфии в Академии изящных искусств Пенсильвании уже проходила выставка фотографий Клоуза, когда в декабре прошлого года против него появились первые обвинения. Музей обратился к общественности, организовав форум, а затем добавил к экспозиции интерактивную вставную выставку и «проектное пространство», посвященное вопросам гендера и власти. Если бы экспозицию просто закрыли, то тогда, считает директор музея Брук Дэвис Андерсон, «все довольно скрестили бы руки и сказали что-то вроде „мы сделали это — вот, благодаря нашим протестам, закрыли выставку“. Но мне показалось, что диалог здесь важнее, чем просто чувство победы».

И Андерсон, и Мастард, и Кеннет Вейн, ведущий менеджер по связям с общественностью Метрополитен-музея, согласны с тем, что для таких проблем не существует универсальных решений. Например, представители Метрополитена связались с художницей Джайшри Абичандани перед молчаливой акцией протеста #MeToo, прошедшей в декабре минувшего года около Метрополитен-Бройер в Нью-Йорке во время персональной выставки работ покойного индийского фотографа Рагхубира Сингха, которого она обвинила в изнасиловании. Музей предоставил Абичандани всю необходимую информацию для проведения митинга: допустимые размеры плакатов, контакты охраны и департамента коммуникаций и связей с общественностью.

«Внимательно выслушивать, искренне сочувствовать и быть максимально честными — вот те шаги, на которые нам нужно решиться, — говорит Андерсон, — понимая, что не все знаешь и нет готовых ответов, и затем выработать стратегию, которая, возможно, все учтет». 

Источник

Интересные статьи