Крупно, дорого и со значением: репортаж с ярмарки Art Basel

Марк Ротко за $36 млн, публичное обнажение и тоска по социализму — на ярмарке Art Basel в этом году смешалось все и вся. Впрочем, как и всегда

Крупно, дорого и со значением: репортаж с ярмарки Art Basel

Площадь перед павильонами ярмарки. Фото: Art Basel 

Ярмарка модернизма и современного искусства Art Basel скоро отметит 50-летие, и все это время она ухитряется быть актуальной — в области цен на искусство уж точно. Art Basel проводит ярмарки в Майами и Гонконге, но швейцарское издание по-прежнему сохраняет статус главного европейского события в своем формате.

Голая правда

Крупно, дорого и со значением: репортаж с ярмарки Art Basel

Галерея Gagosian с полотном Марка Ротко. Фото: Art Basel

Первым, что увидели гости, явившиеся на ВИП-открытие ярмарки Art Basel 12 июня, было странное зрелище: группа из девяти женщин и одного мужчины, завернутых в золотистые термоодеяла, вышла на площадь, сбросила накидки, оставшись в одних трусах и явив публике тела, выкрашенные красной краской, и пустилась в пляс перед главным входом. Ко всему привычные любители искусства и бровью не повели, решив, что так и задумано. Продлилось действо всего несколько минут. Затем полиция пресекла художественную акцию (автором ее оказался швейцарский художник Дональд Якоб) и доставила участников в отделение.

На самой ярмарке, работающей до 17 июня, провокаций ждать не нужно: раздеться догола и вымазаться красной краской галеристам в голову не приходит — хотя это сильно оживило бы атмосферу. Они привлекают внимание посетителей другими способами. Галерея Gagosian традиционно интригует отсутствием этикеток. Хочешь не хочешь, а пообщаться с консультантом придется, хотя бы из любопытства. На ее стенде выставлена одна из самых дорогих — если не самая дорогая — работ ярмарки — абстракция Марка Ротко 1962 года за $36 млн.

Крупно, дорого и со значением: репортаж с ярмарки Art Basel

Галерея Elvira Gonzales. Фото: Art Basel

Прошлогодний фаворит Жан-Мишель Баскиа, живопись которого галеристы, вдохновившись нашумевшим аукционным рекордом ($110 млн), продавали тогда по $35 млн, на этот раз представлен скромнее: две галереи предлагают его крупноформатные коллажи на бумаге, третья — рисунок. Впрочем, коллекционеры рады и этому — коллаж «Отель „Корона“ — „Олимпия“» (1982) на стенде Lévy Gorvy за $17 млн уже зарезервирован покупателем. Галерея Edward Tyler Nahem Fine Art просит за похожую, но незаконченного вида работу $15 млн. После этого цена в $2 млн за сложнейший по композиции рисунок того же художника на стенде галереи Van de Weghe Fine Art почти не выглядит пугающей.

Монреальская галерея Landau Fine Art каждый год привозит в Базель музейного уровня живопись Рене Магритта и Жоана Миро. За большое полотно Магритта «Чувствительная струна» (1960) с изображением облака в прозрачном бокале канадские галеристы просят $29,5 млн, за картину Миро «Женщина, мечтающая о побеге» — $27,5 млн.

Крупно, дорого и со значением: репортаж с ярмарки Art Basel

Галерея Tanya Bonakdar. Фото: Art Basel

Круглых зеркальных работ Аниша Капура на ярмарке столько, что их можно принять за некий повторяющийся элемент дизайна павильона. Цены на них галеристы, хоть американские, хоть итальянские, дружно называют в фунтах стерлингов — таково требование художника, гражданина Великобритании и образцового патриота. Поэтому прицениваться к «зеркалам», примерно одинаковым по размеру и различающимся лишь по цвету, покупателям очень удобно. Суммы колеблются от £750 тыс. до £900 тыс.

На заданную тему

Крупно, дорого и со значением: репортаж с ярмарки Art Basel

Галерея Christian Stein. Фото: Art Basel

Выбирая работы для ярмарки, большинство галеристов, которым удалось пробиться в основной раздел, руководствуются принципом «все лучшее сразу», но некоторые попытались привязать свои экспозиции к повестке дня.

Цюрихская галерея Galerie Gmurzynska отвела основную часть своего стенда живописи и скульптуре недавно скончавшегося американца Роберта Индианы. За одну из бесчисленных версий его самой знаменитой работы Love просят $1,5 млн. Удивительная деревянная скульптура «Индиана» (1979), напоминающая вольную вариацию на тему индейского тотема, была продана в первый же день ярмарки — за сколько именно, сотрудники галереи тактично умалчивают.

Крупно, дорого и со значением: репортаж с ярмарки Art Basel

Галерея Mitchell Innes and Nash. Фото: Art Basel

В Вене с большим размахом празднуется 100-летие смерти Отто Вагнера, Густава Климта, Коломана Мозера и Эгона Шиле — к странному юбилею приурочено множество выставок в музеях города. Поймать волну решили и галеристы, здраво рассудив, что интерес к этим художникам теперь наверняка вырастет. Нью-йоркская Galerie St.Etienne привезла впечатляющую подборку живописи, акварелей и рисунков Шиле, Климта и Оскара Кокошки. Акварели Шиле можно приобрести за €1,7–3,5 млн, карандашные рисунки — на порядок дешевле, по €200–250 тыс. Графика Климта обойдется в €45–125 тыс., Кокошки — от €60 тыс. до €180 тыс. В октябре владелица галереи Джейн Каллир планирует запустить онлайн-каталог Шиле, идя по стопам своего деда Отто Каллира, автора первого каталога-резоне этого художника. Подборку графики Шиле, Климта и Кокошки представила и лондонская галерея Richard Nagy, стенд которой расположен по соседству. Цены те же, но выбор меньше: лучшие работы уже раскуплены.

Крупно, дорого и со значением: репортаж с ярмарки Art Basel

Галерея Franco Noero. Проект Лары Фаваретто. Фото: Art Basel 

Говоря о тематических экспозициях, нельзя не упомянуть галерею с труднопроизносимым названием Hazlitt Holland-Hibbert. Ее стенд, посвященный британскому поп-арту, где представлены работы Аллена Джонса, Джо Тилсона, Джеральда Лэнга и Энтони Дональдсона, — полноценное кураторское высказывание — хоть сейчас в музей!

Размер имеет значение

Крупно, дорого и со значением: репортаж с ярмарки Art Basel

Галерея Continua. Проект Недко Солакова. Фото: Art Basel

Вполне музейные амбиции у раздела Unlimited, где выставлены крупные инсталляции и видео. Недаром его уже второй год подряд курирует Джанни Джетцер, куратор вашингтонского Музея Хиршхорна. На этот раз посетителей встречает гигантская инсталляция болгарского художника Недко Солакова — девять диванов в виде иероглифов, в которые встроены экраны для демонстрации видео. Охватить ее взглядом целиком можно только сверху — и такую возможность куратор зрителям предоставил, поместив рядом с инсталляцией громоздкую алюминиевую конструкцию со смотровой площадкой наверху — работу Даниеля Бюрена. Иероглифы складываются во фразу «Я почти скучаю по социализму», о чем посетители, не владеющие китайским, могут узнать, лишь спустившись вниз и прочитав подпись. Выходцев из постсоветского пространства ностальгический порыв может и напугать, однако впечатления в экспозиции Unlimited тщательно сбалансированы — позитив обязательно должен перевешивать негатив. Рядом с тревожными образами вроде катящихся горящих покрышек из видео Риркрита Тиравания, посвященного беспорядкам в Бангкоке, непременно соседствует нечто духоподъемное типа ярких кубиков Лары Фаваретто, сложенных из цветных конфетти, рассыпающихся от движения воздуха. Американский художник Пол Рамирес Джонас своим перформансом «Альтернативные факты», идущим в двух шагах от инсталляции Солакова, напоминает, что к словам и текстам не стоит относиться слишком серьезно: художник, официально зарегистрированный в США как нотариус, готов удостоверить своей печатью любую ложь, записанную под диктовку посетителя. На Unlimited представлены работы таких звезд, как Йоко Оно, Дженни Хольцер, Ай Вэйвэй, Мэтью Барни, Джеймс Таррелл и Арман. И хоть придирчивые критики и обвиняют куратора в погоне за «брендовыми» именами в ущерб качеству самих произведений, у посетителей этот раздел ярмарки едва ли не самый популярный.

Крупно, дорого и со значением: репортаж с ярмарки Art Basel

Галерея Gavin Browns. Проект Риркрита Тиравания. Фото: Art Basel

Продолжает тему крупномасштабного и подчеркнуто некоммерческого искусства инсталляция Halo, прячущаяся глубоко под землей, в подвальном этаже одного из офисных зданий рядом с ярмаркой. Проект британского дуэта Semiconductor, посвященный столкновениям частиц, был задуман во время пребывания в арт-резиденции центра ядерных исследований ЦЕРН и реализован при поддержке часовой марки Audemars Piguet, партнера Art Basel. Круглая конструкция, таинственно мерцающая во мраке подземелья, одновременно и медиаскульптура, и музыкальный инструмент. Она впечатляет сочетанием ультрасовременных технологий с самыми что ни на есть традиционными. Когда на экранах возникают сгенерированные компьютером «столкновения», по натянутым от пола до потолка струнам ударяют молоточки наподобие тех, что используются в часовых механизмах. Эта идея возникла у художников после посещения часового производства.

Крупно, дорого и со значением: репортаж с ярмарки Art Basel

Галерея Gladstone. Проект Мэтью Барни. Фото: Art Basel

По странному совпадению саунд-арту был посвящен и проект другого партнера ярмарки — BMW, представленный гостям на большой вечеринке 12 июня. Гонконгский художник Самсон Янг выступил с фрагментом своей композиции Such Sweet Thunder («Такой приятный гром»), основанной на звуках колоколов, записанных во время путешествия, которое стало дебютной частью проекта BMW Art Journey. С тех пор компания BMW отправляет художников ездить по миру за вдохновением каждый год.

Источник

Интересные статьи