Картины Рогинского поделили не в пользу его вдовы

Хамовнический районный суд Москвы удовлетворил требования стороны истцов по делу о разделе наследия художника Михаила Рогинского

Картины Рогинского поделили не в пользу его вдовы

Михаил Рогинский. «Семейная проза». 1997. Выставка «Было/Стало». Фото: Коллекция Музея АРТ4

Судья Хамовнического районного суда Оксана Рождественская приняла решение в пользу сына Михаила Рогинского (1931–2004) и его опекуна, первой жены художника. Теперь, если решение вступит в законную силу, из 507 работ Рогинского, одной из ключевых фигур нонконформистского искусства 1960-х годов, 321 картина, по требованию истцов, должна перейти бывшей жене. По мнению защиты Лианы Рогинской, вдовы Михаила Рогинского, которая до суда распоряжалась его наследием (ей остается 186 работ), суд не посчитался с тем фактом, что и сам художник, и его вдова — граждане Франции, не учел положения французского законодательства, а также многие другие обстоятельства дела.

История с процессом по делу о наследии Михаила Рогинского тянется с конца 2017 года. Известный русский художник скончался в Париже в 2004 году. По словам Лианы Рогинской, она в течение нескольких лет занималась оценкой и разделом имущества — отправила в Россию первой жене Рогинского Марии Петровне документ о разделе, но не получила ответа. Мария Петровна является опекуном их общего с Михаилом Рогинским сына Александра, находящегося на попечении матери по причине недееспособности. В 2008 году возник первый конфликт вокруг наследия художника, когда была отменена запланированная в ГМИИ им. А.С.Пушкина (в Музее личных коллекций) большая выставка Рогинского. Причина отмены — нерешенные имущественные отношения между наследниками. В конце 2017 года картины Рогинского и другое имущество его вдовы были вывезены со склада в Москве представителями первой жены в сопровождении судебных приставов.

По решению Хамовнического суда, три четверти работ теперь должны перейти к наследнику — сыну и его опекуну — Марии Петровне. Кроме того, Лиана Рогинская должна будет выплатить почти 4,5 млн руб. судебных издержек, в которые истцы включили оплату аренды склада, куда они перевезли ее имущество.

«Меня возмущает это решение, — рассказала Лиана Рогинская нашему корреспонденту. — Судья лишила меня супружеской половины! Законы о разделе имущества — как французские, так и российские — не были соблюдены, несмотря на мнение приглашенных специалистов. Сторона истца пригласила эксперта из юридической фирмы „Жантэ Восток“, который написал в своем заключении, что процесс должен подчиняться французским законам и что мне должна принадлежать половина плюс из второй половины тоже половина, всего — три четверти. Законы французские и русские в этом пункте совпадают».

По мнению Юлии Вербицкой, адвоката Лианы Рогинской, вердикт судьи вызывает множество вопросов. «Мы крайне удивлены решением суда, в первую очередь потому, что ответчиком по делу была привлечена гражданка Франции Лиана Рогинская, не имеющая российского гражданства, не имеющая недвижимости или места жительства в России. Решением Хамовнического суда создан опасный прецедент рассмотрения французского наследственного дела без материалов наследственного дела из Франции, без открытия наследственного дела на территории России, без выделения супружеской доли пережившей супруги», — отметила она.

На вопрос корреспондента газеты, почему ее подзащитная не пошла на мировое соглашение, которое предлагали ей истцы, и каковы были его условия, адвокат ответила, что условия мирового соглашения были существенно лучше, чем то решение, которое вынес суд, но отказ — воля клиента, которую адвокат не вправе комментировать. «Все равно я считаю, что права моего клиента были нарушены, — сказала адвокат, — и я с ней дойду до конца, я ее не брошу».

Попытки получить комментарии у адвокатов со стороны истца не увенчались положительным результатом. Адвокат Алексей Карпенко не ответил на телефонные звонки. Второй адвокат, Яна Козина, ответила корреспонденту TANR по телефону, что не будет давать никаких комментариев по делу до вступления решения суда в силу (это может произойти в случае, если апелляционная инстанция согласится с решением районного суда). Напомним, что в июле 2018 года Алексей Карпенко говорил нашей газете: «Большая часть картин находится в России, что дает нам полное право требовать решения суда в России».

Источник