Железо от безысходности или «Как это вообще ковать?!»

Железо от безысходности или «Как это вообще ковать?!»

Все мы помним, с разной степенью смутности, что в истории человечества был некий бронзовый век. Это была эпоха, когда подавляющее большинство оружия, инструментов и прочих высокотехнологичных гаджетов делались человечеством из бронзы. И помним мы, также, что на смену ему пришёл век железный. И вроде бы наш разум сразу достраивает вполне логичную причинно-следственную связь – люди были древние, технологии неразвитые, поэтому сначала использовали более мягкую и менее эффективную бронзу, а потом, с приходом мудрости поколений, перешли на суровое и надёжное железо. То есть произошёл некий прогресс. Так ли это? Не совсем.

Начать стоит с чуть более раннего времени. Ещё до упомянутого выше бронзового века и сразу после весёлого и полного забавных приключений каменного века человечество вошло в век медный. Произошло это в IV тысячелетии до нашей эры и выглядело, скорее всего, следующим образом: для изготовления каменных орудий люди на тот момент уже уверенно использовали ряд техник, в том числе обкалывание одного камня другим до придания ему необходимой формы. И в какой-то момент таким же образом начали пытаться обрабатывать медные самородки, которые принимали за обычные камни. Результат был несколько неожиданным – самородки напрочь отказывались раскалываться, зато бодро деформировались под могучими ударами предков. И тут в туманном разуме древнего человека и созрел дерзкий план. Придавать форму самородкам оказалось гораздо веселее и удобнее, чем уныло колоть камни. Плюс довольно быстро выяснилось также, что самородки гораздо лучше деформируются при нагревании. Трудно сказать, поняли ли это люди из-за того, что самородки разогревались от крайне высокого энтузиазма лупящего по ним товарища, или сработала неизменная любовь тогдашних людей всё подряд подвергать воздействию огня на предмет посмотреть что будет. Но, так или иначе, с этого момента началось массовое использование медных орудий труда. Технология, конечно же, совершенствовалась, и сочетание механического воздействия с разогревом постепенно превратилось во вполне себе оформленное искусство ковки и литья.

Железо от безысходности или «Как это вообще ковать?!»

Бронзовый кинжал

Железо от безысходности или «Как это вообще ковать?!»

Египетский меч — Копеш

Железо от безысходности или «Как это вообще ковать?!»

Железо от безысходности или «Как это вообще ковать?!»

Нож и топор Эци

Железо от безысходности или «Как это вообще ковать?!»

Бронзовый меч

Так продолжалось вплоть до того момента пока не была освоена технология создания сплавов, в частности сплава родной уже, тёплой, ламповой меди и олова. Именно так и была получена бронза, которая немедленно зарекомендовала себя с лучшей стороны – ковкая и удобная в работе, но куда более твёрдая и надёжная, чем чистая медь. Бронзовый век продлился вплоть до XI века до нашей эры, но тут возникла проблемка. Самородное олово, которое можно было бы добывать открытым способом, некоторым образом закончилось. Увлечённая добыча его для изготовления всего на свете дала предсказуемый результат, а людям осталось в недоумении переглядываться и робко интересоваться друг у друга как им теперь быть. Тут стоит отметить, что, конечно, это произошло не единовременно, а постепенно, в течение долгого времени. Но кризис объективно нарастал, и запасы олова иссякали в одном регионе за другим.

Тут нужно отметить, что железо к этому моменту, конечно, было уже известно. Но массового его использования не наблюдалось, потому как в сравнении с бронзой оно было гораздо менее удобным в работе. Во-первых железо не находилось в чистом виде, и его требовалось избавлять от кучи примесей. Во-вторых, оно требовало гораздо больших температур для ковки и совершенно не годилось для литья. В-третьих, железо было менее ковким, менее твёрдым и гораздо менее устойчивым к коррозии. Да, у него были и преимущества, например, большая гибкость, меньшая хрупкость и гораздо более высокая стойкость к износу. Но, учитывая вышеперечисленные минусы, тогдашние кузнецы с громким «Нет, спасибо, как-нибудь сами!» скрывались в своих мастерских с бронзовой заготовкой в руках. И вот заготовок не стало, и кузнецы остались наедине с кучами богомерзкой железной руды. Руда лежала перед ними с немой издёвкой, они стояли перед рудой с хмурым видом, и вся ситуация становилась крайне депрессивной. Но, делать нечего, вражеские армии сами себя не перебьют, деревья не сами себя не срубят, так что началась работа с железом. Новое снаряжение и инструменты поначалу были откровенно хуже бронзовых и все, по возможности, старались найти себе что-нибудь из «классики», которая, как известно, не стареет. Но человеку свойственно адаптироваться, и вскоре кузнечное дело полностью перестроилось на использование железа как основного материала, и железное оружие и инструменты заняли главенствующие позиции.

Таким образом, можно сказать, что переход от бронзы к железу было вынужденным шагом и, в какой-то мере, казалось даже шагом назад. А стереотип о том, что в истории всегда идёт переход от менее совершенного к более совершенному в очередной раз опасно пошатнулся. Но ничего страшного не произошло, человечество приняло неказистое железо как родное и с весёлым задором помчалось вместе с новым материалом в Древний Рим, затем в Эпоху Венделя и дальше Средневековье. И вот, на фоне средневековых кузниц и мастеров, изготавливавших из железа подлинные шедевры, насупившись, стояли русичи, у которых, как выяснилось в результате некоторой инвентаризации, не оказалось и железа тоже. Из ценных металлургических ресурсов нашлась только шикарная болотная вода, злобные комары и брусника. Попытка сделать из них оружие не увенчалась успехом, и предки приуныли. Но это уже совсем другая история.

Источник