Жан Нувель: «Роза пустыни катарского музея цветет вопреки всему»

Мы поговорили с французским архитектором о том, как возник образ новой катарской достопримечательности, и о трудностях, с которыми пришлось столкнуться в ходе работы над этим грандиозным проектом

Жан Нувель: «Роза пустыни катарского музея цветет вопреки всему»

Жан Нувель. Фото: Pluquet PA/ANDBZ/ABACAPRESS.COM/ТАСС

Национальный музей Катара Жан Нувель спроектировал вокруг небольшого дворца, возведенного для семьи шейха аль-Тани в начале ХХ века, «когда Доха была маленьким городком». Как рассказал архитектор в интервью The Art Newspaper в своей парижской мастерской, даже несмотря на то, что сегодня музей окружен современным урбанистическим ландшафтом, на него все равно влияют пустыня и море. Это и послужило источником вдохновения для Нувеля, взявшего за основу дизайна образ «розы пустыни» — напоминающего цветок кристаллического образования, которое он считает «мощнейшим символом пустыни и воздействия ветра, времени и песка». Его интригует загадочная форма кристалла: «Почему эти похожие на лезвия лепестки так хаотично накладываются один на другой?»

Жан Нувель: «Роза пустыни катарского музея цветет вопреки всему»

Национальный музей Катара с высоты птичьего полета. Фото: Ateliers Jean Nouvel

Сложная архитектурная конструкция Нувеля из переплетающихся фиброцементных дисков на стальном каркасе окружает дворец шейха, который, по его мнению, «сам по себе является археологическим артефактом». По словам архитектора, ему пришлось перебрать «множество сочетаний оцифрованных изображений, чтобы прийти к этой многослойной текстуре здания». Музей задуман как тенистый караван-сарай, посетители которого могут подниматься на разные уровни и любоваться открывающимися видами на город и залив. Нувель настоял на том, чтобы «впустить воду» при помощи искусственной лагуны, обустроенной вдоль объездной дороги и служащей напоминанием о древней береговой линии.

Жан Нувель: «Роза пустыни катарского музея цветет вопреки всему»

Проект возведен вокруг маленького пустого дворца, построенного для семьи шейха аль-Тани в начале ХХ в. Фото: Ateliers Jean Nouvel

Впервые о строительстве нового музея заговорили в 2002 году, но с тех пор проект сталкивался со множеством трудностей. В 2013 году шейх Хамад передал власть своему четвертому сыну Тамиму, нынешнему эмиру Катара, который возобновил поддержку строительства. Блокада Катара, объявленная коалицией арабских стран в июне 2017-го, признает Нувель, «затруднила работу». При этом он подчеркивает, что «никто ни разу не позволил себе замечаний» о его разнообразной деятельности в регионе, включающей среди прочего проект Лувра — Абу-Даби, открытие которого состоялось в ноябре 2017 года.

Жан Нувель: «Роза пустыни катарского музея цветет вопреки всему»

Макет Национального музея. Фото: Ateliers Jean Nouvel

В 2008-м Нувелю пришлось отказаться от первого варианта проекта для катарского музея, согласно которому здание c аквариумом должно было почти полностью располагаться под землей. Концепция заключалась в том, чтобы создать «как можно более незаметный» объект, по характеру приближающийся к ленд-арту. Идея розы пустыни появилась в связи с желанием Катара получить «более заметную точку в городском ландшафте». «В конце концов, — говорит архитектор, — это национальный музей, место, связанное с историей страны, и это совсем не то же самое, что музей художественный».

Жан Нувель: «Роза пустыни катарского музея цветет вопреки всему»

Жану Нувелю предложили создать проект для Национального музея Катара в 2002 г., а 28 марта 2019 г. музей открылся для посетителей. Фото: Ateliers Jean Nouvel

Нарушение прав иностранных рабочих при строительстве объектов к чемпионату мира по футболу, который пройдет в Катаре в 2022 году, вызвало обеспокоенность мировой общественности. Мы решили расспросить Жана Нувеля о положении строителей Национального музея. По заверению архитектора, его команда следила за тем, чтобы у строителей были достойные условия труда и жизни. В 2001 году Управление музеев Катара заключило контракт с южнокорейской фирмой Hyundai на сумму $434 млн.

Помимо архитектурного облика нового музея, Нувель разработал его интерьер и структуру экспозиции, в которых, говорит он, нашла отражение «тайная жизнь» пустыни, «противопоставленная находящемуся на виду городскому развитию и росту нефтегазовой индустрии» молодой страны. Монохромное здание цвета песка — своего рода «тотальная архитектура» без четкого разграничения между интерьером и экстерьером и с «невероятной геометрией» в обоих. «Это место стало пьедесталом для образов, своего рода передатчиком, татуированным музеем», — считает Нувель.

Источник