Иван Вальберх у истоков русского балета

Иван Вальберх у истоков русского балета

В 1795 году на русской балетной сцене произошло историческое событие — состоялась премьера балета «Счастливое раскаяние».

Исторической эту премьеру можно назвать потому, что это был первый балет, сочиненный и поставленный русским балетмейстером Иваном Вальберхом.



На короткое время Екатерина II, напуганная революцией во Франции, резко ограничила деятельность иностранцев в России, и это немедленно сказалось на активности отечественных талантов.



Значение балета Ивана Вальберха заключалось еще и в том, что впервые, во всяком случае в русском балете, традиционный мифологический сюжет был изложен «по-человечески»: герой вознаграждался не по воле свыше, а заслужив прощение личным благородным поступком — раскаянием. Такая постановка вопроса была выражением нового направления, возникшего в искусстве в конце XVIII века и получившего название сентиментализм. Человек, его душевное состояние, богатство чувств становились объектом изображения. Вальберх выступил как родоначальник этого направления в русском балете. Свои сочинения балетмейстер так и называл — «нравственными балетами».



Если попытаться дать портрет балетмейстера в общих чертах, то, прежде всего, это — самобытный талант, абсолютно самостоятельный и оригинальный, наделенный духом искательства и интуицией первооткрывателя. Чуждый эпигонства, страстный приверженец «истины и природы», он во многих отношениях был первым и не потерялся даже на фоне такого гиганта, как Дидло, приглашенного в 1801 году в Россию, в самый разгар деятельности героя нашего повествования. На всех вывесках и афишах о премьере прямо так и преподносился факт, что это первая постановка отечественного балетмейстера.

К чести француза, он сразу же признал за Вальберхом «высокие достоинства».



Иван Иванович Вальберх был типичный автодидакт, как позже стали называть людей подобного типа.

Сын театрального костюмера, он во многом сделал себя сам. Ставил перед собой цель и упорно шел к ней. Сценарии его балетов говорят о том, что их автор человек начитанный и сведущий в истории и мифологии. Самостоятельно изучив языки, он перевел с французского несколько пьес для театра, имевших успех на сценах Москвы и Петербурга.

Блестяще окончив Петербургское театральное училище как танцовщик (1786), Вальберх был принят в балетную труппу сразу же — редкий случай по отношению к русскому артисту — на первое положение. Очень скоро молодой танцовщик проявил себя как талантливый балетмейстер и организатор, и это определило его дальнейшую судьбу.

Усвоив уроки Анджолини и Канциани, Вальберх твердо уверовал в балет осмысленный, сюжетно-выстроенный и драматургически-полноценный. Но пошел дальше своих учителей, стремясь приблизить это искусство к жизни и природе. Он оказался чуток к веяниям времени: желанию просвещенной части публики видеть в балете выражение реальной человеческой жизни, осудить порок и восславить добродетель. Нравоучительство — это ведь так по-русски.



В 1799 году Вальберх поставил свой самый «авангардный» спектакль — постановку на музыку С. Титова «Новый Вертер».

Впервые на балетную сцену пришла жизнь, какой ее можно было увидеть за окном (на это не решился даже Дидло). Местом действия балета явилась Москва, в основу либретто положен реальный факт, и на сцене танцевали горожане, похожие на сидящих в зале и одетые так же, как они, — во фраки. Это было как гром среди ясного неба.

И хотя балет имел успех, в дальнейшем Вальберх до такой степени больше не рисковал. Он хорошо осознавал, «сколь трудно истребление закоренелого обыкновения!».



Основным выразительным средством в балетах Вальберха оставалась пантомима, во многом им обновленная. Чтобы упростить ее восприятие, сделать более понятной, балетмейстер прибегал к обострению драматической ситуации. Козни злодеев, страдания добродетели, заговоры, внезапно раскрытые тайны — действие персонажей в подобных ситуациях было хорошо понятно без слов.



Благодаря этим нововведениям мелодрама и сентиментализм нашли в лице Вальберха верного проводника и союзника. Он хорошо чувствовал этот жанр,

и он ему давался (у него это хорошо получалось). Ему очень хотелось растрогать публику в зале, заставить ее переживать, лить слезы...

И козни злодеев у Вальберха обязательно терпели поражение перед конечным торжеством добродетельных и чувствительных героев.

К появлению Дидло наш герой поначалу отнесся довольно враждебно: ему казалось, что тот разрушит уже созданное им с таким трудом. К тому моменту Вальберх уже как пять лет являлся инспектором балетной труппы и руководителем балетной школы.



Чтобы устранить соперничество, дирекция прибегла к «щадящему средству»: отправила Вальберха за казенный счет за границу «для усовершенствования таланта». Первым из русских балетных артистов Иван Иванович побывал в Париже, по тем временам балетной Мекке, и вывез оттуда убеждение, что скоро, очень даже скоро, пробьет час русского балета. И оказался провидцем.



Возвратившись из командировки, Вальберх продолжал ставить параллельно с Дидло новые балеты, и общая работа примирила их. Балетмейстер нашел в себе внутренние силы полностью признать поэтический гений французского балетмейстера и стал его верным помощником.

Иван Иванович принадлежал к тем, кто искал «искусство в себе», а не «себя в искусстве».



В годы войны 1812 года, когда по объяснимым причинам Шарль Дидло покинул Россию, Вальберх остался единовластным хозяином петербургской балетной труппы. Все помыслы его, как и самих артистов, были направлены на создание патриотических театральных представлений, могущих поддержать боевой настрой народа. Остался в памяти современников балет-дивертисмент с использованием вокальных номеров «Ополчение, или Любовь к Отечеству» (музыка

Кавоса, постановка Вальберха и Огюста).



Отец шестерых детей, Иван Иванович взял в дом двоих своих учеников (Колосову и Глушковского), когда им по причине материальной необеспеченности грозило отчисление из училища. Так что тем, что на балетной сцене расцвел такой талант, как Колосова, русский театр обязан не одному педагогическому дару Вальберха, но и его отеческой заботе.

Щедро одаренный от природы, человек кристально честный, порядочный, не терпящий лжи, лицедейства в жизни, резкий, прямой — нелицеприятный человек, одним словом, Вальберх — это тот, к кому можно отнести знаменитое обращение Ломоносова:



О вы, которых ожидает

Отечество от недр своих...

Дерзайте ныне ободренны

Раченьем вашим показать,

Что может собственных Платонов

И быстрых разумом Невтонов

Российская земля рождать.