Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Продолжаем рассказывать о русских Домах моды в Париже времен 20-х. Первую часть можно прочитать здесь.

Сегодня рассказ о великокняжеском вышивальном доме Китмир, открытым в Париже Марией Павловной Романовой.

Мария Павловна Романова, Великая княгиня, кузина последнего русского императора, представительница Императорской династии Романовых...

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Она появилась на свет 6 апреля 1890г в семье Великого князя Павла Александровича — младшего сына Александра lll, самого красивого из великих князей Романовых. На крещение в Зимний дворец новорожденную доставила золоченная карета с эскортом из гусар в парадных мундирах и доломанах. Ее нарекли Марией — как бабушку.

Она рано осталась без матери. Принцесса Александра Греческая умерла через шесть дней после рождения сына, младшего брата Марии — Дмитрия. Вскоре дети остались и без отца: Великий князь Павел влюбился в разведенную женщину и намеревался жениться на ней. И был лишен всех званий, привилегий и выслан за границу.

Дети воспитывались в семье дяди, Великого князя Сергея Александровича, генерал-губернатора Москвы, и его жены, тети Эллы, Великой княгини Елизаветы Федоровны. Своих детей у них не было.

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Великий князь Павел с Дмитрием на руках, Сергей Александрович и Елизавета Федоровна с Марией

Воспитывали их, разумеется, в полном соответствии с высоким саном: великолепное образование, великосветское окружение и церемонное обращение.

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Время шло, дети взрослели. По традиции Дмитрию выбрали карьеру военного, отдав в кавалерийскую школу, Марии подыскали будущего мужа. Конечно, принца. Свадьбу с Вильгельмом, наследным принцем Швеции, сыграли в Павловске весной 1908г. На голове Марии сверкала бриллиантовая диадема Екатерины Великой, в ушах покачивались серьги. Бриллианты в них были настолько тяжелы, что Мария не выдержала, сняла и повесила серьги на край фужера с шампанским. Николай ll, посаженный отец невесты, искренне смеялся и подшучивал над новобрачной!

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Швеция встретила свою будущую королеву с восторгом! Романовыми специально для Марии в Стокгольме был построен дворец Оук Хилл. Дворец всегда был полон гостей: охота, хоккей с мячом, танцы!

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

И все же она отчаянно тосковала... Она не любила мужа. Принц был сутулым, высоким, с торчащими в разные стороны огромными ушами. Молчалив, угрюм и очень серьезен! У них не было общих увлечений, они совсем не понимали и не хотели понять друг друга.

Лекарство от тоски Мария нашла в искусстве: она поступает в стокгольмскую академию прикладных искусств. Рисунок, дизайн, работа с самыми различными материалами, Мария с головой окунулась в науку о прекрасном!

Интересы двух династий так и не смогли скрепить этот брак, супругов не смогло сблизить даже рождение сына Леннарта в 1909г.

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

А через четыре года Мария покинула мужа. Императору Николаю ll ничего не оставалось делать, как именным указом подтвердить факт развода в августейшем семействе. Мария вернулась в Россию, оставив сына в Швеции. Леннарт был наследником королевского престола, Вильгельм дал согласие на развод лишь с одним условием: сын остается с ним. Она не увидит сына долгие годы, будет писать ему письма, передавать маленькие подарки. Став взрослым, Леннарт влюбится в дочь фабриканта и откажется от прав на корону Швеции ради женитьбы на любимой женщине.

1914год. Первая мировая война. Всю войну Великая княгиня работает сестрой милосердия в псковском военном госпитале. Там, где служит брат Дмитрий.

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Время революции совпало для Марии со временем ее первой любви к молодому князю Сергею Путятину. Они обвенчались в начале 1917г в Пскове. Узнав об отречении Николая ll молодая пара сразу приехала в Петербург.

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Князь Сергей Путятин

Новобрачные сняли полузаброшенную дачу в окрестностях Павловска, холодную, неуютную. И жили тем, что меняли фамильные драгоценности Марии на еду и нужные вещи.

В июне 1918г Мария родила сына, Романа. Молодые родители оставили новорожденного мальчика на попечение Великой княгине Елизавете Федоровне, тете Элле и уехали в Румынию: в России было оставаться небезопасно. Там, в Бухаресте, они узнали о расстреле Великого князя Павла Александровича, отца Марии. Великий князь Павел был настолько болен, что к месту казни его вынесли на носилках.

А в Париже, куда перебралась молодая семья, их настигла весть о смерти годовалого сына, он умер от дизентерии. Утешением было лишь то, что Дмитрий, брат Марии, тоже перебрался в Париж.

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Чем и как жить? Ни у Дмитрия, ни у Сергея не было ни идей, ни желания решать эти вопросы. Надежда на выгодную продажу драгоценностей, которые с большим трудом удалось вывезти из России рухнула: Европа, наводненная такими же беженцами, предлагала за самые роскошные украшения бросовую цену. Тех денег, которые все-таки удалось получить, надолго хватить не могло: надо было где-то жить, покупать продукты, одежду. Да и ни брат, ни муж не хотели отказываться от былого образа жизни. Решать насущные вопросы, содержать семью, должна была Великая княгиня.

И она занималась тем, что умела, чему учили девочек в любой русской семье. Рукоделием. Вязала свитера, шила платья, много перешивала из старого для своих же русских эмигранток. Затем поступила под вымышленной фамилией на курсы машинной вышивки при машинном заводе. Ее первые шаги, неопытность, неумение дать отпор грубости вызывали презрительные усмешки и у учениц, и у опытных вышивальщиц. Она научилась вышивке, умению по-новому общаться. И решила зарабатывать вышивкой. Продала очередные серьги и купила вышивальную машину.

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

И тут удача улыбнулась Великой княгине. Она знакомится с Коко Шанель. Брат Марии, Дмитрий, стал любовником Коко.

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

На хозяйку модного дома на рю Карбон уже пали лучи славы и она умела ею пользоваться! Мой русский принц! Так она называла она Дмитрия. А он и вправду был принцем: высокий безупречный красавец, с великолепными манерами, блестяще образован и галантен.

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Для великой мадемуазель связь с настоящим Романовым стала не только престижной, она влила новую кровь в ее идеи. Именно тогда в работах Шанель появились русские мотивы, пошли в ход сапожки, шапки, рубахи с воротником-стойкой.

Коко и Дмитрий недолго будут вместе, но и он, и она, сохранят теплые чувства друг к другу и взаимное уважение до конца жизни.

Великая княгиня пришла в студию Коко Шанель в тот момент, когда та торговалась с вышивальщицей о цене на блузку, которая требовала за работу 600 франков. Мария Павловна предложила на 150 франков меньше. Коко согласилась: любовная связь с Дмитрием не сделала Шанель ни на йоту более сентиментальной, ее отношения с сестрой любовника основывались на жестком коммерческом расчете. Великая княгиня получила заказ на вышивку нескольких блузок.

Мария Павловна сутками вышивала, пила дешевый кофе, чтобы не заснуть над машинкой. Через три месяца работа была выполнена. Вышивка тогда входила в моду, качество работы было безупречно, и Шанель делает Марии Павловне еще один, более крупный заказ.

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Мария Павловна продала очередную порцию драгоценностей и арендовала помещение на заднем дворе богатого особняка, неподалеку от Елисейских полей. Наняла двух русских девушек, отправила их за свой счет на курсы, которые окончила сама. Теперь в ее ателье стояли три вышивальные машины!

Свое маленькое ателье княгиня назвала Китмир. В честь пекинеса, который принадлежал ее другу Борису Бахметьеву. И начинала работать для дома Шанель. Вскоре Коко решает создать целую коллекцию вышитых вещей, совместно с домом Китмир. Все модели, узоры вышивок, крой и цветовые решения они обсуждают с Марией Павловной. Именно тогда появляется знаменитая красная крапочка от Шанель. Ее придумала Русская Великая княгиня!

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

На показ Шанель пригласила весь французский бомонд, модный вечер продолжался три часа и...изысканные вышивки Великой княгини заворожили Париж!

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Все богатые модницы Парижа, и не только Парижа! спешили обзавестись нарядами, вышитыми в доме Китмир. Особенно популярны были роскошные, вышитые бисером и шелком вечерние туалеты. На княгиню-вышивальщицу обрушилась лавина заказов, она иногда спала на полу своей мастерской, подстелив шубу! На работу она набирала исключительно русских девушек, а они обходились куда дороже французских вышивальщиц! Шанель была очень этим недовольна и жестко требовала искоренить дух благотворительности и не путать его с коммерческим расчетом! Хотя, в целом, отношения между Шанель и княгиней были вполне дружеские: Шанель даже сама стригла княгиню и была советчицей в выборе ее туалетов.

Конечно, вышивки были прекрасны, но большую роль для великой мадемуазель играло и происхождение Марии Павловны. Для дома Шанель работает Великая княгиня Романова! Модели дома Шанель демонстрируют русские княгини и графини, сливки царской России! Экзотика, престиж, все это, безусловно, привлекало клиентов!

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Мария Павловна решила расширить дело: в 1923г Китмир переехал в трехэтажный особняк. На первом этаже разместились контора и выставочный зал, на верхних трудились вышивальщицы, закройщики, технологи и портные — штат Дома вышивки насчитывал более пятидесяти человек!

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Вышивальщицы дома Китмир

По условиям контракта с Шанель Китмир не имел права копировать заказы Дома Шанель и сотрудничать с другими домами моды Франции. Недаром же контракт эксклюзивный! Великая княгиня могла тиражировать лишь заграничные заказы. Этой возможностью не преминули воспользоваться американцы, сделав дому Китмир большой заказ на коллекцию вышитых блузок. Все модели блузок и туник, узоры для вышивки княгиня разрабатывала сама. Появился и официальный представитель Китимр в Штатах, Картер. Он развернул традиционную рекламную кампанию: императорская корона, перечисление полных титулов хозяйки вышивального дома, статьи в модных журналах. Блузки и туники нашли хозяек за неделю! Великая княгиня же была очень недовольна! Сама она тщательно скрывала свой титул, полагая что торгует вышивками, а не царским происхождением! И отказывается от дальнейшего сотрудничества с Картером.

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Великая княгиня Мария Павловна в платье, вышитом в Китмире

Все шло прекрасно, но...было одно большое НО. Успех Китмира не был подкреплен финансово, Великая княгиня не разбиралась ни в бухгалтерии, ни в планировании и анализе рынка. Она создавала прекрасные вышивки. И с удручающей регулярностью ввязывалась в сомнительные финансовые проекты. Но настоящие неприятности начались после того, как Дом моды Жана Пату, главного конкурента Шанель, предложил Китмиру контракт на вышивку своей коллекции. Великая княгиня честно рассказала об этом Шанель. Та улыбнулась и ...составила список всех клиентов, с кем русской княгине запрещалось сотрудничать под угрозой суда, обвинила Марию Павловну в торговле секретами Дома Шанель и закрыла для нее двери своей студии. Эксклюзивный контракт был потерян, Коко Шанель обратилась в другие дома вышивки. А Китмир обрел финансовую самостоятельность и возможность брать заказы на вышивку других домов мод и частных клиентов.

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Поначалу дела пошли в гору: заказчиков было очень много! И все со своими требованиями и предпочтениями. Заказы передавались русским ателье в провинции, на княгиню работали больше ста вышивальщиц по всей Франции! Княгиня даже взяла на работу нескольких француженок! На деле же это означало потерю единого стиля Дома Китмир: требования заказчиков надо выполнять! Появляются новые узоры, персидские мотивы, новые стили вышивки. И одновременно меняются требования модного рынка. Картер открывает гробницу Тутанхамона и в моду входит Египет, оттесняя русский стиль в прошлое...

Вдобавок ко всему муж княгини, князь Сергей Путятин, неисправимый азартный игрок и бездельник, постоянно в долгах и новых пустых прожектах. Его долги оплачивала жена. Они расстались... Очередная неудачная финансовая операция, снижение потока заказов. И чтобы покрыть долги Мария Павловна опять распродает фамильные драгоценности. Начинать заново, осваивать новые сферы модного бизнеса Великая княгиня не умела, а может быть, и не захотела. И в 1928г Китмир был поглощен французской фирмой вышивки Фитель и Ирель.

В 1930г Мария Павловна отправилась в Америку, взяв с собой пишущую машинку и гитару. У нее не было недостатка в идеях, как заработать деньги. Она работала консультантом в модном американском доме одежды, читала лекции, писала мемуары. Ее послали корреспондентом в Германию, и она неожиданно сделалась фотографом. И увлеклась новой для того времени цветной фотографией.

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Великая княгиня начала собирать русские книги, и в Нью-Йорке ей посчастливилось купить книги, принадлежавшие когда-то ее отцу. Вторую мировую войну она пережила в Аргентине: путешествовала, писала заметки о природе Южной Америки, фотографировала. Затем вернулась в Европу, где занялась живописью, даже продала несколько картин. Научилась водить автомобиль и колесила по Европе, посылая в парижские издания фотографии и путевые очерки. В багажнике ее машины кроме чемоданов с вещами можно было обнаружить футляры с двумя фотокамерами, пишущую и вышивальную машинки, этюдники с красками и огромное количество книг.

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Мария и Дмитрий Романовы

Она никогда не поддавалась унынию и жалости к себе. Нельзя Романовым плакать! Эти слова сказала любимая тетя Элла, Великая княгиня Елизавета Федоровна, на похоронах мужа, погибшего от рук бомбиста. Только раз в изгнании, в Париже, увидев на богатой даме платье, вышитое ее собственными руками, Мария Павловна не смогла сдержать слез. «Не плачьте, мадемуазель, все устроится», — сказал ей тогда пожилой водитель такси...

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Великая княгиня Мария Павловна умерла 13 декабря 1958г в Констанце, в возрасте 68 лет.

Белоэмиграция и высокая мода: дом вышивки Великой княгини Марии Романовой

Источник

Интересные статьи